Партнеры журнала:

Финансы

Шаг за шагом, но медленно

Последний год сильно изменил российский рынок лизинга. Разразившийся глобальный кризис заставил самый быстроразвивающийся из финансовых рынков резко остановиться в росте. Ещё вчера крупные компании заключали по сто и более новых сделок в месяц… Сегодня же они довольствуются малым их числом, а значительное количество небольших игроков рынка и вовсе прекратили развитие.

Оценивая разные периоды развития лизингового бизнеса в России, многие лизингодатели чаще вспоминают не 2002 или 2003 годы, когда рынок рос, пусть и невысокими темпами, а 1998 год, когда он практически стоял. С одной стороны, сегодня лизинговые портфели компаний несопоставимо толще, чем в прежние времена, а следовательно, и объем лизинговых платежей заметно больше. Но с другой — неизмеримо больше стало и проблем с неплательщиками, да и изъятого имущества накопилось немало. Неслучайно почти все руководители лизинговых компаний уже заявили, что практика оценки рисков будет пересмотрена.

В свободном полете

В первой половине 2009 года на рынке лизинга не произошло сколько­нибудь существенных изменений, невысокие темпы развития компаний сохранились. Нельзя забывать и о том, что работа в лизинговой отрасли имеет явно выраженную сезонность — подписание большинства договоров приходится на конец года. Поэтому итоги деятельности лизинговых структур в I квартале 2009 года были ещё ниже, чем в IV квартале предыдущего года. По данным Российской ассоциации лизинговых компаний, объем нового бизнеса в первые три месяца этого года составил всего 10 486,5 млн руб. (без учета НДС). А это на 60,31 % меньше, чем в IV квартале 2008 года, или примерно 7,2 % от объема нового бизнеса в 2008 году. Когда будут подведены итоги полугодия, они, судя по отзывам лизингодателей, также окажутся не блестящими.

Самое печальное для лизинговых компаний, что один из главных сдерживающих рост рынка факторов — отсутствие финансовых ресурсов — не потерял своего значения. Как отмечают специалисты, в отношении кредитования ситуация на рынке по большому счету остается такой же, как в последнем квартале 2008 года. При этом нельзя сказать, что отношения лизинговых компаний и банков застыли на мертвой точке, просто они претерпевают изменения. И прежде всего эти изменения касаются самого болезненного — отсрочек платежей. Как рассказывают участники рынка, примеры реструктуризации долгов лизинговых компаний в связи с дефолтами лизингополучателей уже есть. А ведь ещё зимой даже минимальная (два­три дня) просрочка платежей клиентом воспринималась лизинговой компанией крайне негативно. Определенные небольшие сдвиги лизингодатели видят и в кредитной политике.

«Сделки стали потихоньку заключаться на более консервативных по сравнению с 2008 годом условиях по срокам, ставкам и авансу, — замечает руководитель северо-западного дивизиона компании „Интерлизинг“ Екатерина Тулина. — Но все же речь идет скорее о единичных сделках, а не о возобновлении финансирования».

«Основная проблема тут в том, что рынок пока ещё не прошел дна, и непонятно, какие компании живы, а какие мертвы, — замечает генеральный директор Петербургской лизинговой компании Дмитрий Горизонтов. — Соответственно, банкам довольно сложно определиться, точнее, выбрать, с кем возобновить работу, а с кем не стоит».

«Вот посмотрите, например, на отношение банков к строительным компаниям или ретейлерам, — поясняет ситуацию на примере генеральный директор компании „Прогресс­Нева Лизинг“ Роман Маланин. — В первом квартале их финансирование было полностью прекращено, а сейчас уже есть определенность, с кем банки работать планируют, а с кем нет».

Чего­то похожего ожидают и лизингодатели.

Правда, никто не возьмется сказать, когда же рынок нащупает свое дно. В конце концов ещё в начале года объявились компании (крупные игроки, аффилированные банкам), которые предложили покупать лизинговые портфели, вернее, лучшие их части. Понятно, что от продажи портфеля до банкротства или слияния с другими компаниями недалеко, но ни того ни другого пока не замечено. Очевидно потому, что предложения о продаже не находят покупателя. Лизинговые компании, несмотря на проблемы, пока выживают, обходясь своими силами, как­то договариваясь с банками о реструктуризации кредитов. «Мы рассматривали возможность приобретения небольшого игрока рынка, но в результате отказались, — рассказывает Дмитрий Горизонтов, — во многом потому, что пока даже у небольших компаний нет явного желания продавать свой лизинговый портфель».

Но некоторые специалисты считают, что момент истины для многих лизингодателей наступит уже в ближайшем будущем.

«Третий квартал может стать решающим, — полагает Роман Маланин. — Поскольку лизинговые компании более жестко столкнутся с проблемой уплаты НДС. А он исчисляется со всех начисленных за квартал лизинговых платежей. В IV квартале 2008 года были допоставки по договорам докризисного периода, и это позволяло даже демонстрировать объемы нового бизнеса, в итогах I-II кварталов 2009 года сыграли роль оставшиеся договоренности с банками. А теперь резервы исчерпаны и проблема нарастает. В IV квартале банки, очевидно, уже сделают выбор».

Жизнь вблизи дна

Но пассивное ожидание — удел неудачников. Те, кто хочет стать (или оставаться) лидерами, и не только в сфере лизинга, исходят из тезиса, что кризис надо воспринимать как период для работы в новых условиях, а не как время для ожидания. Ведь только так и выявляются жизнеспособные компании.

С начала остановки рынка лизинга прошло не так мало времени: объем нового бизнеса резко сократился в октябре 2008 го, а значит, уже скоро год, как он живет в новых условиях. Срок, конечно, не такой уж и серьезный, но все же достаточный, чтобы привыкнуть к новым правилам игры и продолжить свою деятельность. Собственно, это и происходит: многие лизинговые компании уже перестроили свою работу, и, как следствие, обозначились кризисные направления и кризисные продукты.

По мнению Дмитрия Горизонтова, самое заметное изменение, которое явно сказывается на бизнесе лизинговой компании, — развитие так называемого венчурного лизинга. «Это когда лизинговая компания становится совладельцем бизнеса лизингополучателя. И, как следствие, её доходы выражаются не в лизинговых платежах сегодня, а в прибыли, которая будет завтра», — объясняет он. Правда, в настоящий момент это, скорее, прогноз. Лизингодатели замечают, что находятся в одном шаге от таких договоров, некоторые признаются, что планировали использовать именно такой подход к некоему должнику, но обошлось. Вместе с тем опыт кризиса 1998 года позволяет с большой долей уверенности предположить, что венчурный лизинг имеет все предпосылки к активному развитию уже в ближайшем будущем. Ведь крупнейшие банки уже стали совладельцами многих предприятий, так что ничего удивительного, если вскоре и лизингодатели последуют их примеру.

«И легко может случиться так, что для кого-то венчурный лизинг превратится из сложного способа получения выплат от должника в самостоятельный продукт. Потому что когда у лизинговой компании есть некий административный ресурс, это позволяет иначе оценить перспективы бизнеса лизингополучателя», — рассуждает Дмитрий Горизонтов.

Необходимость разбираться с должниками и определять судьбу изъятого у них имущества порождает и другие направления деятельности лизинговых компаний, уже непосредственно связанные с конкретными продуктами (в данном случае изъятыми или лизингодателями, или их коллегами­банкирами). Количество дефолтных сделок растет, поэтому и лизингодатели, и банки постоянно находятся в поиске путей реализации оказавшейся у них на руках техники.

«При этом лизинговым компаниям в этой ситуации легче, чем банкирам: они исторически ближе к потенциальным клиентам. Но каких­то явных связей между лизингодателями и банками на данной почве не возникает. Между собой они договариваются по разовым сделкам типа „У вас товар, у нас купец“», — рассказывает Роман Маланин.

Проверенным клиентам и лизинг, и кредит на изъятую технику дают охотно. Нередки и передачи лизингодателем техники от одного клиента другому (если у первого проблемы с выплатами).

«В таких случаях в лизинг может быть передано имущество с минимальным авансом или вообще без него и на длинный (по сегодняшним меркам) срок, так как фактически для приобретения данного имущества кредитные ресурсы уже были задействованы, — замечает Екатерина Тулина. — Но если ставить вопрос так: готовы ли лизинговые компании в качестве новой сделки (безотносительно изъятий) оформлять бывшую в употреблении технику в лизинг,  — то тут пока сложно говорить о тенденциях, так как спрос на лизинг вообще довольно скромный».

С другой стороны, если тенденции заключения сделок этого вида пока не столь отчетливы, то предложения со стороны лизинговых компаний уже есть. В частности, в Санкт-Петербурге «Прогресс­Нева Лизинг» недавно запустила программу по лизингу б/у техники из Европы. Автомобили с пробегом в лизинг предлагают компании, специализирующиеся в сегменте легкового автотранспорта (среди них «Европлан»). Ещё ряд лизинговых компаний («РМБ Лизинг», «Экспо Лизинг» и др.) хотя и не продвигают данный продукт, имеют соответствующие соглашения с дилерами, которые хотят реализовывать б/у технику из Европы и Америки, в том числе и с помощью лизинговых компаний.

Понятно, что данный вид лизинга возможен только с той техникой, которая относится к сложившемуся вторичному рынку. А как замечает заместитель директора по региональному развитию ГК «Балтийский лизинг» Евгений Колесов, «вторичный рынок сформирован по типовому имуществу, пользующемуся наибольшим спросом, такому как легковой автотранспорт и спецтехника». Рынок оборудования всегда был весьма специфическим, поэтому и вторичный рынок такой техники недостаточно развит. В то же время, можно видеть и формирование рынка техники, бывшей в употреблении, с учетом региональной специфики.

«Так, например, в регионах с высокой долей лесозаготовки (Архангельская область, республики Карелия, Коми) есть сформировавшиеся рынки лесозаготовительной техники. В Кузбассе большое предложение техники по складированию и транспортировке угля», — рассказывает Евгений Колесов.

Наконец, последнее яркое явление, также вызванное желанием или необходимостью помогать тем, у кого есть проблемы, — возвратный лизинг. То есть такой вариант, когда лизинговые компании покупают у кого-то технику и отдают её в лизинг.

Тенденция наметилась в начале года, де¬факто это первое кризисное предложение лизинговых компаний (см. публикацию в № 4 (62) «ЛПИ»). Но прошедшее время показало, что возвратный лизинг не случайное явление, новые сделки продолжают заключаться. В частности, «Балтийский лизинг», в начале года взявшийся за развитие этого направления, по словам начальника отдела лизинга оборудования этой компании Жанны Южаниной, «сокращать количество сделок возвратного лизинга пока не планирует. И пусть на рынке лизинга счет сделкам возвратного лизинга идет на десятки, не сотни (все­таки они всегда требуют отдельного внимательного анализа), мы явно видим развитие данной тенденции».

В надежде на лучшее

Но лизинговые компании, пусть и в ограниченном количестве, могут и хотят предложить не только старое оборудование. Есть и новая техника, которая ждет своего владельца (в широком смысле этого слова). И здесь взгляды участников рынка прикованы к производителям: в условиях сопровождающего экономический кризис спада покупательского спроса они не могут не становиться более сговорчивыми.

Впрочем, по мнению лизинго­дателей, здесь все же следует говорить о неких частных подвижках. «Явного массового снижения стоимости выпускаемой продукции пока незаметно», отмечает Дмитрий Горизонтов. — Хотя некое движение в данном направлении все же имеет место быть».

«Со слов лизингополучателей, которые обычно сами „торгуются“ с поставщиками по ценам, в последнее время легче получить скидки. А что касается оплаты, то в настоящее время поставщики готовы обсуждать различные варианты и схемы платежей, в ряде случаев (особенно если остро ощущается конкуренция) они предлагают отсрочку, что значительно удешевляет графики лизинговых платежей», — говорит Жанна Южанина. Отсрочки бывают разные, но, судя по спецпредложениям поставщиков оборудования, они могут доходить и до 50%, которые надо оплатить в течение года. Вместе с тем тенденция предоставления отсрочек (хотя, по замечаниям участников рынка, это скорее перспектива, нежели реальность) не может не интриговать. Она все же в значительной степени позволяет освободить лизингополучателя от лизинговых платежей в первый год договора лизинга. И тут, очевидно, многое зависит от того, насколько лизингодатель оптимистичен по отношению к экономическим трендам той или иной отрасли. Никто не станет отрицать, что в некоторых сегментах экономики (в некоторых регионах) до сих пор наблюдается недофинансирование.

Не менее интересен и другой сценарий заключения лизинговых платежей, также отодвигающий в отдаленное будущее основные выплаты лизингополучателя и отчасти компенсирующий стремительную деградацию условий договоров лизинга: так называемые лизинговые договоры с возможностью пролонгации. Как следует из названия, это договоры, заключенные на максимально возможный в современных условиях срок (три года) а, кроме того, предусматривающие распределение лизинговых платежей, при котором основные выплаты приходятся на конец срока, и содержащие оговорку: если лизингополучатель будет производить выплаты в соответствии с принятым графиком, то лизингодатель ближе к наступлению наиболее крупных выплат продлит договор лизинга ещё на несколько лет.

Лизинговые договоры с возможностью пролонгации пока довольно редкое явление на рынке, которое тем не менее, имеет место быть и постепенно распространяется.

Понятно, что такое решение ориентировано в первую очередь на весьма ограниченный круг потенциальных лизингополучателей — тех, кто имеет возможность выбирать лизинговую компанию или банк. Иными словами, это предложение для тех, кто выбирает лизинговую компанию, потому что предпочитает лизинг кредиту. Ведь сроки договоров лизинга — как раз то, что делает его более менее привлекательным по сравнению с кредитом. И логика тут проста: лизинг дает максимальную выгоду лизингополучателю, когда срок лизингового договора соответствует времени ускоренной амортизации предмета лизинга. Лизинговые договоры с возможностью пролонгации — единственный в сложившихся условиях способ сохранить максимальную привлекательность лизинга. Просто заключить договор на срок более трех лет лизинговая компания никак не может — банк его не профинансирует. Однако, как отмечают участники рынка, лизингодатель может добиться от банка получения кредита с основным обязательством погашения кредита в конце срока. То есть в рамках обозначенного срока (три года) лизинговая компания может варьировать поступление платежей от лизингополучателя, главное — чтобы вся сумма в конце была выплачена. Так что получается, лизинговая компания тут пытается объединить две почти противоположные вещи: с одной стороны, получить кредит на единственно возможных условиях, нивелирующих преимущества лизинга, с другой — эти преимущества все же сохранить, прописав в договоре возможность пролонгации. В итоге весьма смелое решение, поскольку тут лизингодатель не кому-то, а исключительно себе создает дополнительные трудности. Трудности, конечно, в перспективе, но тем не менее.

Вместе с тем и в данном аспекте развития лизинга нельзя не углядеть явную взаимосвязь с тем, как лизинго­датели решают проблемы со своими многочисленными должниками. По их рассказам, во II и III кварталах текущего года они постоянно занимаются реструктуризацией лизинговых платежей, отодвигая основные выплаты на конец срока лизинга. Лизинговые договоры с возможностью пролонгации — это та же реструктуризация, но для незаключенных договоров.

Продолжающийся кризис лизингового рынка — это, наверное, первое испытание лизингодателей, заставляющее их переосмыслить все то, что они делали ранее. Лизинговые компании никогда так не изучали рынки своих клиентов, как сегодня, и никогда так не изучали реальную ликвидность лизингового оборудования. Почти все новые решения, кризисные решения — воплощение нового опыта в той сфере, которая раньше лизинговым компаниям была почти незнакома, — сфере реализации изъятого имущества. Решения рождаются не просто из¬за снижения инвестиционной активности и желания банков кредитовать (хотя понятно, что данные явления не могут не оказывать серьезного влияния на рынок лизинга), а из-за необходимости разбираться со своими должниками или с изъятым у них имуществом (проблемы новой прежде всего по масштабу — лизинговые компании и раньше реализовывали имущество, но это были редкие случаи). Вместе с тем удачные решения в данной области могут легко перерасти (и в некоторых случаях перерастают) в предложения и продукты, которые имеют все шансы на развитие и в послекризисных условиях.

И все же не стоит забывать повторяемое специалистами из различных сфер экономики обещание, что в ближайшие пять-десять лет так хорошо, как было в 2006-м, 2007-м и первой половине 2008 года, уже точно не будет.

Алексей ЛЕОНТЬЕВ