Партнеры журнала:

Тема страницы

ЛПК Ленинградской области демонстрирует рост

Основу лесопромышленного комплекса Ленинградской области традиционно составляют заготовка леса, обработка древесины и целлюлозно-бумажное производство. Совокупный объем продукции лесного сектора экономики по итогам прошлого года продемонстрировал заметный рост, лидерами по прибыли оказались деревообрабатывающая, целлюлозно-бумажная и бумажная отрасли. Большинство экспертов сходятся во мнении, что в обозримой перспективе позитивная динамика может сохраниться.

В экономике Ленобласти лесной комплекс играет немаловажную роль, его доля в объеме обрабатывающих производств региона 12%. На протяжении последнего десятилетия этот показатель стабилен. Радует и то, что в регионе к настоящему времени сложился вполне устойчивый класс лесопользователей, а это является предпосылкой для ведения рационального и ответственного лесопользования. Определенные преимущества лесопромышленному комплексу, разумеется, дает соседство области с Санкт-Петербургом. В частности, близость к мегаполису обеспечивает такие преференции, как развитая энергетика, налаженная транспортная инфраструктура, и в том числе наличие крупных портов, необходимых для отгрузки лесопродукции. Мощный импульс развитию отрасли дает научный и производственный потенциал Северной столицы.

Объем реализации продукции ЛПК оценивается более чем в 60 млрд руб. в год. Только в виде налогов областные лесопромышленные предприятия ежегодно выплачивают более 2,4 млрд руб., большая часть пополняет областной бюджет. Если сравнить, например, данные статистики за I квартал 2016 года и аналогичный период 2015-го, видно, что объем производства ЛПК Ленобласти вырос на 14%. Всего прибыль предприятий ЛПК составила свыше 3 млрд руб. По данным лесничеств, в 2016 году в Ленобласти было заготовлено на 10% древесины больше (2045 тыс. м3), чем в 2015 году. По мнению специалистов, рост объемов заготовки древесины связан в первую очередь с проведением санитарно-оздоровительных мероприятий арендаторами лесных участков. Кстати, и зарплата в целом по предприятиям ЛПК в I квартале 2016 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года повысилась на 11% и составила: в лесозаготовке 46 395 руб., в ЦБП 49 185 руб., в лесопильно-деревообрабатывающем производстве 40 012 рублей.

Местные особенности

Значительные объемы древесины в Ленинградской области заготавливаются методом выборочных рубок. Метод позволяет использовать потенциал местных лесов наиболее эффективно. 48% территории Ленобласти занимают защитные леса, служащие естественным зеленым защитным поясом для Петербурга. На большей части этой площади (в частности, на Карельском перешейке) растут старовозрастные ели, поэтому процедура санитарных рубок близ мегаполиса нередко вызывает конфликты с местным населением и общественными организациями. К примеру, в прошлом году губернатору области пришлось на несколько месяцев вводить запрет на проведение санитарных рубок до выяснения всех обстоятельств.

К особенностям лесного хозяйства Ленобласти следует отнести и долгосрочную аренду 92% лесов; согласно Лесному кодексу срок аренды - 49 лет. Таким образом, весь спектр обязательных мероприятий, в числе которых создание инфраструктуры, строительство лесных дорог, принятие противопожарных мер, лесовосстановительные работы, включая лесопатологические обследования и прочее, на совести арендаторов. Что касается дорог, без них никуда: при организации крупных деревообрабатывающих производств местоположение выбиралось, как известно, исходя из требуемых объемов пользования лесами. С одной стороны, это способствовало сбалансированной ситуации по обеспечению предприятий субъекта древесиной. С другой - поскольку у многих арендаторов не было проблем с нехваткой лесных ресурсов, но были проблемы с их доступностью, строительство лесных дорог силами бизнеса велось весьма активно. До недавнего времени.

Сегодня ситуация изменилась. Комментарий к проблеме нам дали в Союзе лесопромышленников ЛО. По словам Юрия Орлова, председателя правления союза, бизнес столкнулся с невозможностью строить лесные дороги, после того как в 2015 году в федеральный закон о недрах были внесены поправки, которые, по сути, запретили выемку грунта для собственных нужд: «До недавнего времени действовал упрощенный порядок, позволявший делать выемки грунта до 5 м3 без лицензии - согласно Лесному кодексу. В настоящее время мы ведем упорную переписку с Рослесхозом, с Комитетом по природным ресурсам, ожидаем, что будет приказ Министерства природных ресурсов. Ситуация отдана на откуп местным органам власти субъектов. Понятно, что без строительства лесных дорог никакой перспективы у заготовки быть не может».

К сожалению, ситуация типичная: при принятии решения на федеральном уровне меньше всего думали о тех, на ком в первую очередь негативно отразится это решение. А это арендаторы и лесозаготовители. Да и региональный бюджет пострадает. Вероятнее всего, пока в Ленобласти шло мощное строительство Западного скоростного диаметра, из карьеров изымались большие объемы грунта, песка, щебня, рынок активно развивался. Теперь же бизнес поставлен перед необходимостью покупать у лицензированных предприятий песок для строительства и возить его на место прокладки дорог. Таким образом, стоимость лесных дорог окажется заоблачной. А ведь необходимость их строительства совершенно очевидна, даже если не принимать во внимание интересы бизнеса, ведь у дорог в лесу еще хозяйственное и противопожарное назначение.

Кто поможет?

Пока вклад государства как собственника лесов заключается главным образом в обеспечении бизнеса посадочным материалом. Как рассказали в Союзе лесопромышленников ЛО, есть система питомников, есть механизмы их финансирования, в том числе субъектом, потому что субвенции в федеральный бюджет от Ленобласти не очень большие - около 340 млн руб. в год, то есть субъект несет большую часть затрат. Для сравнения: если от арендных платежей ЛО перечисляет в федеральный бюджет в год около 1,5 млрд, то в виде субвенций от федерального центра получает всего 300-350 млн рублей.

По мнению председателя правления Союза лесопромышленников ЛО, не совсем справедливый сегодня и механизм софинансирования затрат. Поскольку леса находятся в федеральной собственности, то государство тоже должно вносить свою лепту в их содержание, в частности, финансировать работы по лесоустройству. К сожалению, бизнесу приходится постоянно сталкиваться с проблемой недостатка финансирования этих работ. Кроме того, следует отметить, что арендатор не занимается лесопатологическими обследованиями, это функция исключительно госструктур. Есть Центр защиты леса, другие организации, которые имеют право заниматься подобной деятельностью. Есть проекты освоения лесов, ведется строгий контроль лесовосстановления. В Ленобласти леса, помимо заготовки, несут еще и большую рекреационную нагрузку, поэтому любая деятельность должна быть открытой, публичной и понятной для местного населения. Посетовал Юрий Васильевич и на еще одну беду - несанкционированные свалки: «Лицензированных полигонов в Ленобласти все меньше, они закрываются, и завтра могут возникнуть большие проблемы».

ИКЕА и иже с ней

Ленинградская область - один из лидеров в стране по биоэнергетике. Несколько лет назад здесь был пущен крупнейший в мире завод по производству древесных пеллет «Выборгская лесопромышленная корпорация», проектная мощность которой 1 млн т продукции в год. В 2011 году шведский концерн Swedwood организовал в регионе предприятие по выпуску топливных гранул. В области действует еще ряд успешных проектов по производству твердого биотоплива. За последнее десятилетие, с пуском механизма приоритетных инвестиционных проектов в ЛПК, в Ленобласти появился ряд крупных предприятий, которые сегодня вносят весомый вклад в формирование не только местного, но и общероссийского бюджета. Из наиболее крупных можно назвать, например, австрийское «Майер-Мелнхоф Хольц Ефимовский» в Бокситогорском районе. На территории этого деревообрабатывающего комплекса действует лесопильный завод, выпускающий около 300 тыс. м3 пиломатериалов в год, а значит перерабатывающий в районе примерно 600 тыс. м3 круглого леса, работают сушильные камеры. В продолжение развития стратегии предприятия, одна из целей которой - создание добавочной стоимости продукции, здесь пущено и пеллетное производство.

К числу крупных компаний можно отнести и два предприятия концерна IKEA: в Тихвине и Подпорожье, где организованы лесопильное и мебельное производство. На базе «ИКЕА Индастри Тихвин» налажен выпуск пеллет. Более десяти лет работает в секторе лесозаготовки и деревопереработки ООО «Мется Свирь» в Подпорожье, подразделение финского концерна Metsa Group. В Ленобласти действует несколько мощных целлюлозно-бумажных комбинатов, в том числе потребляющие осиновое сырье. И лесозаготовители региона с большим оптимизмом встретили новость о создании ЦБК в Вологодской области, поскольку проект позволит увеличить объем переработки низкосортной древесины, в том числе и из Ленинградской области. В то же время эксперты оценивают перспективу строительства в России новых ЦБК довольно сдержанно. На одной из недавних международных отраслевых конференций имени Адама Смита специалисты, проанализировав ситуацию, пришли к мнению, что имеющиеся в России производственные мощности загружены лишь на 40%, так что необходимость строительства новых ЦБК под вопросом.

По словам Юрия Орлова, объем перерабатывающих мощностей в Ленобласти соответствует объему заготовки. Часто собственного сырья даже не хватает, тогда его везут из соседних Карелии, Новгородской и Вологодской областей. В секторе заготовки леса сегодня работает 100-110 предприятий; продукция переработки представлена погонажем, столярными изделиями, мебелью, облицовочными материалами, дверными полотнами. К общей картине можно добавить и предприятия в юрисдикции Петербурга, занятые, к примеру, в строительстве домов и коттеджей.

Апгрейд по-русски

Как рассказали в Союзе лесопромышленников Ленинградской области, за последние годы минимум в два раза сократился экспорт круглого леса. Причина в том, что государство ищет механизмы развития глубокой переработки древесины внутри страны. Это касается производства фанеры и пиломатериалов. Кроме того, и по условиям ВТО поставки круглого леса ограничены квотами. Сегодня внутриквотовые пошлины составляют на сосну 15%, на ель - 20%. Это означает, что в Евросоюз Россия может поставить в год 5,6 млн м3 круглого елового леса и 3,9 млн м3 соснового. Кроме того, предприятие, ориентированное на экспорт, должно числиться в списке Минпромторга и в течение года не иметь никаких нареканий.

«На государственном уровне сейчас рассматривается вопрос о запрете экспорта фанерного кряжа. Это связано с большими потоками его поставок в Китай, а поскольку активно развиваются мощности по производству фанеры как в СЗФО, так и в России в целом, на фанерный кряж существует повышенный спрос, - рассказывает Юрий Орлов. - Для того чтобы произвести фанерный кряж, нужна специфическая древесина - большого диаметра, с особыми требованиями по качеству, числу сучков и т. д. Это сырье дефицитное, и спрос на него высок. Государство заинтересовано в том, чтобы развивался экспорт фанеры, а не круглого леса. В 2015 году этот вопрос активно обсуждался на Петербургском экономическом форуме, и тогда было заявлено о создании и развитии на Северо-Западе пяти новых плитных и фанерных производств. Безусловно, для них потребуются дополнительные объемы высококачественного сырья.

Несмотря на то что целлюлозно-бумажная и деревообрабатывающая промышленность страны хорошо развиты и существует множество предприятий, выпускающих востребованную на рынке продукцию, проблемой многих регионов остается высокий износ мощностей, модернизация которых требует больших капиталовложений. Ленобласть в этом плане выгодно отличается от многих регионов: лесопильные производства построены не так давно, большинство оснащены сушильным оборудованием, налажена система логистики, серьезный маркетинг, и можно констатировать, что компании региона выпускают продукцию высокого качества - на уровне мировых стандартов и обеспечивают надежные поставки».

Сегодня Ленобласть - в числе многих субъектов (республики Карелия, Коми, Вологодская область и др.), где запускается пилотный проект по переходу на интенсивную модель ведения лесного хозяйства. В глобальном плане для России этот шаг станет серьезным, если не сказать революционным. Бизнес зависит от того, какие будут приняты законы, и с нетерпением ждет перемен. А поскольку лесное законодательство меняется часто, надежда дождаться этих перемен есть. Пока же основными задачами для предприятий лесного сектора экономики остаются освоение технологий глубокой переработки древесины, реструктуризация и модернизация действующих производств с учетом требований мирового рынка, развитие транспортной и информационной инфраструктуры, освоение комплекса мер по созданию рационального лесопользования с применением лесосберегающих технологий.

Яна РОССО


Другие статьи рубрики Регион номера: Санкт-Петербург и Ленинградская область

От истоков русской народности до современности
Вектор развития лесного хозяйства Ленинградской области
Лицом к лесу
Не только брать, но и отдавать
Светогоркий ЦБК. Драйверы роста International Paper
«ММ-Ефимовский» – пример комплексного использования древесины
Как проводят лесовосстановление на «Икеа Индастри Тихвин»
Список предприятий ЛПК Санкт-Петербурга и Ленинградской области

Ворота в Европу
Леса Ленобласти: жизнь после ветровала
Ленинградский леспром набирает обороты
Парадокс лесопользования

Валерий Сердюков: «С юбилеем, земляки!»
Ленобласть жива, Ленобласть будет жить!
Леса мегаполиса
Инвестиционный климат ЛО: глобальное потепление
Двухсотый выпуск старейшего лесного вуза мира
Столпы лесной сферы региона

Ленинградский лес
Самый лесной регион Северо-Запада
Сосновская история

Обзоры ЛПК регионов России