Партнеры журнала:

Тема страницы

«ММ-Ефимовский» – пример комплексного использования древесины

Не так страшны санкции, как их малюют

Комбинат «Майер Мелнхоф Хольц Ефимовский» («ММ-Ефимовский»), который расположен в Бокситогорском районе Ленинградской области, в следующем году отметит 10-летие с момента пуска производства. Как рассказал корреспонденту журнала «ЛесПромИнформ» генеральный директор предприятия, входящего в состав группы Mayr-Melnhof Holz (ММ), Андрей Шик, за это время комбинат вышел на безубыточный уровень, готовится ввести в строй пеллетное производство, а руководство компании нацеливается на проект по глубокой переработке древесины.

- Андрей Владимирович, как вы оцениваете проделанную за истекшее десятилетие работу, какие позиции «ММ-Ефимовский» сейчас занимает на рынке?

- В прошлом году исполнилось десять лет с момента пуска проекта, то есть с момента закладки первого камня, начала строительства. Мы для себя отсчет ведем с момента пуска производства, поэтому десятилетие еще впереди. Но могу сказать, что, несмотря на затяжную фазу строительства, мы вышли на максимальные производственные показатели, которые изначально закладывались в концепцию проекта - мощность предприятия достигла 350 тыс. м3 в год.

- Затяжное строительство - это влияние кризисов?

- Естественно. Оно очень сильно отразилось на группе в целом и на нас в частности, потому что как раз на пике экономического кризиса 2008 года было принято решение о приобретении в Европе одной из компаний-конкурентов. А в России на это время пришелся пуск производства. И влияние общей экономической ситуации на старт проекта было серьезным. Однако поскольку у нас, как у части группы ММ, есть хорошо налаженные каналы дистрибуции на основных рынках сбыта, компанию кризисные явления не затормозили.

- Какое «наследство» получили от своего предшественника - Кристофа Шмидта?

Андрей Шик
Андрей Шик

- Я пришел в проект с самого его начала, в 2006 году, на должность финансового контролера, а после пуска производства стал финансовым директором. С г-ном Шмидтом мы познакомились тогда же, в 2006 году, благополучно сотрудничали до старта предприятия в 2009 году, а в 2010 году мне было предложено занять позицию генерального директора.

Кристофер Шмидт определил для себя новый этап деятельности и жизни в Европе. Он управлял предприятием фактически до момента начала оперативной деятельности, то есть в большей степени процессом строительства завода. Затем наступила другая фаза процесса, и управление перешло ко мне. Для меня это было новое направление деятельности, мне оно было интересно, и до сих пор этот интерес сохраняется, ведь с каждым годом узнаешь об отрасли все больше и больше нового.

- На момент пуска на предприятии находились австрийские менеджеры. Есть ли сейчас необходимость постоянной поддержки со стороны иностранных специалистов?

- Директор по производству и технический директор - гражданин Австрии, в проекте он с 2008 года. Временных консультантов нет. Разумеется, мы постоянно взаимодействуем с головным офисом как по профильным направлениям, так и по деятельности предприятия в целом. Есть определенный порядок обсуждения результатов, но изначально для себя мы определили, что использование иностранного персонала необходимо только для того, чтобы реализовать определенный объем трансфера ноу-хау. А ставку нужно делать на локальных работников, для которых предприятие - их дом. Считаю, что это правильно, и нам удалось этого достичь. Сегодня все подразделения производства управляются молодыми специалистами из России.

- Кто является основным потребителем продукции «ММ-Ефимовский», для каких рынков сбыта вы работаете?

- Ответ на этот вопрос следует разделить на две части с учетом развития рынка до 2014 года и после, ослабления рубля и решения ЦБ отпустить российскую валюту в свободное плавание.

Основной рынок сбыта нашей продукции - Юго-Восточная Азия: качество древесины у нас на Северо-Западе очень хорошее, и там она весьма востребована. Также мы поставляем продукцию в страны Центральной и Западной Европы, в Прибалтику и Скандинавию.

До 2014 года мы реализовывали и в России внушительные объемы продукции. После 2014 года ситуация кардинально поменялась, поскольку девальвация рубля в первую очередь отразилась на покупательской способности локального рынка, и сейчас наши поставки на внутреннем рынке очень невелики. В буквальном смысле осталась пара клиентов, которые с нами работают. Мы выполняем их определенные требования по качеству, а они перерабатывают получаемое от нас сырье в продукцию с высокой добавленной стоимостью. Все остальное уходит на экспорт. Япония - самый высокомаржинальный рынок, далее следуют Южная Корея и Китай.

- А кто из российских партнеров остался?

- Одна из компаний - подразделение немецкой фирмы PERI, которое находится в Московской области. В принципе, она наш конкурент, поскольку производит системную деревянную опалубку для заливки бетонных конструкций. Подобные конструкции сейчас применяются на строительстве сложных и высотных сооружений, таких, как, к примеру, «Лахта-центр» - самое высокое здание в Санкт-Петербурге и Европе. Наша группа также производит опалубку - под известным брендом «Кауфманн», права на который мы приобрели в 2008 году. Подобный продукт производит PERI в том числе в России, а мы им поставляем древесину. Сейчас они активно развиваются и им нужен очень специфический продукт: пиломатериал c распила 2 ex log, это означает, что из бревна выпиливаются две центральные доски, кроме того, они предъявляют особые требования по влажности, и мы можем обеспечить именно такие кондиции.

Для опалубки используются разные материалы, и в том числе металлопластиковые конструкции, но металл взаимодействует с бетоном по-другому, чем древесина. О плюсах того или иного способа можно говорить много, но поскольку рыночный сегмент деревянной многоразовой опалубки активно развивается и растет, можно предположить, что у опалубки из древесных материалов есть определенные преимущества.

- Каковы цели и задачи «ММ-Ефимовский» в структуре группы компаний Mayr-Melnhof Holz?

- Поскольку мы являемся только одним звеном в производственном цикле вертикально интегрированной компании, наша основная цель - обеспечение объемов производства. Мы производим только пиломатериал, который в свою очередь является сырьем для дальнейшей переработки. Стратегическая цель - производство необходимых объемов продукции с надлежащим качеством, чтобы выдерживать определенную целевую маржинальность предприятия и окупить инвестиции, которые были сделаны в проект. Но мы также думаем и о следующем этапе развития - организации производства глубокой переработки древесины.

Любое лесопильное предприятие сильно ориентировано на объемы выпуска, поскольку без их достижения обеспечить прибыльность невозможно из-за объема капиталовложений: стоимость оборудования высока, и его окупаемость в обозримые сроки возможна только при условии постоянного и жесткого соблюдения определенных показателей. Это и наша основная задача, она непростая, так как в Ленинградской области сегодня конкуренция в отрасли довольно высока. Согласно официальным данным, 95% лесов региона находятся в аренде, это самый высокий показатель среди субъектов РФ. И поэтому мы сегодня фокусируемся на обеспечении предприятия сырьем.

Для примера: чтобы обеспечить необходимые объемы лесопиления, мы вынуждены дополнительно закупать существенный объем древесины, при том что у нас есть собственная лесозаготовка, которая обеспечивает 27-30% потребности предприятия в сырье. Сырья в Ленинградской области не хватает, поэтому мы закупаем пиловочник в Вологодской, Новгородской областях, в республиках Карелия и Коми и даже в Пермском крае. Средний радиус доставки превышает 600 км, а это обуславливает высокую составляющую логистических издержек в общей себестоимости пиловочника. Коллеги из наших европейских предприятий не понимают, как такое вообще возможно. У нашего головного предприятия группы в австрийском городе Леобен, который перерабатывает в два раза больше древесины, чем мы, радиус доставки закупленной древесины составляет 70-100 км.

- Каким транспортом ведутся поставки продукции?

- У нас есть собственная железнодорожная ветка, присоединенная к путям общего пользования (по ней транспортируется около 40% продукции), и автомобильный транспорт - предприятие находится на федеральной трассе Вологда - Новая Ладога (которым транспортируется около 60% продукции).

- Расскажите, пожалуйста, о технологической цепочке производства: как она организована, какое оборудование используется?

- Мы сортируем древесину в момент приемки и сразу ее окариваем, кора используется в качестве топлива для котельной, в которой вырабатывается теплоэнергия. Пиловочник поступает на линию подачи в цех лесопиления по заранее определенным программам, исходя из условий заказов на конечный продукт. После раскроя пиломатериалы поступают на участок сушки. Сейчас у нас 14 сушильных камер закрытого типа (производитель - компания Muehlboeck), что позволяет обрабатывать всю распиленную древесину. В прошлом году в камерах сушильного блока было обработано около 345 тыс. м3 пиломатериалов. После сушки пиломатериалы отправляются на линию сортировки (производитель - компания Springer), где выполняется отбор по качеству, длине и другим параметрам. Если продукция предназначена для дальнейшей переработки, то она поступает в строгальный цех. Пакеты готовой продукции упаковываются в пленку и транспортируются на склад, откуда выполняется отгрузка.

Мы используем оборудование тех же производителей, которым оснащены все европейские предприятия группы. Все, что касается круглого леса и сортировки, - это оборудование компании Springer, известного производителя оборудования для лесопромышленной отрасли. Окорочное оборудование - финское (производитель - компания Valon Kone), на операциях лесопиления эксплуатируется линия Linck, строгальное оборудование производства компании Weinig. Котельная австрийской компании Urbas.

Российского лесопильного оборудования у нас в производственных цехах нет, да и на рынке сейчас ничего нет такого, что с точки зрения наших требований к производительности могло быть интегрировано в уже существующую производственную систему. Однако это не означает, что мы не используем российскую технику в принципе. Например, в подразделении лесозаготовки весь автотранспорт - производства российских производителей или стран СНГ. К тому же я допускаю, что если бы концепция предприятия изначально создавалась с фокусом на максимальное применение технологий, которые есть в стране локализации, можно было бы найти составляющие из российского промышленного комплекса для деревообрабатывающей отрасли.

- Вы перерабатываете только хвойную древесину?

- Завод начинал свою деятельность с переработки только еловой древесины, однако в 2012 году нам стало не хватать сырья, так как конкуренция на рынке слишком высока. И стало понятно, что без переработки сосновой древесины нам не удастся выйти на запланированные показатели. На сегодня объем соснового сырья составляет от 25 до 30%.

- А что вы делаете с лиственной древесиной, которая так или иначе при заготовке попадается?

- Лиственную древесину мы реализуем на предприятия целлюлозно-бумажной промышленности: например, ее закупают Сясьский и Светогорский ЦБК. Большой объем лиственных балансов уходит в страны Скандинавии. Фанкряж мы продаем в том числе компании «СВЕЗА», которая производит из нее фанеру. А вот с осиновой древесиной - большая проблема. Отчасти она используется ЦБК, небольшие объемы продаем населению в виде дров и используем ее для строительства лесных дорог. Заготавливать ее мы обязаны в силу действующих правил заготовки древесины, а стабильной реализации на сегодня почти нет.

Надеемся, что будет реализован проект группы «СВЕЗА» по строительству целлюлозного завода в Вологодской области. Для всего региона, и в первую очередь - восточной части Ленинградской области, где в лесах велика доля лиственной древесины, ввод в эксплуатацию этого предприятия стал бы большим подспорьем, каналом сбыта лиственной древесины.

- Как решается вопрос с отходами лесопиления?

- Сейчас мы на финальной стадии второй части приоритетного проекта - строительство пеллетного завода - с целью повысить эффективность использования древесины как сырьевой компоненты. Пеллеты будем продавать. К сожалению, рынок сбыта в России пока невелик, поэтому планируем отправлять пеллеты на экспорт, в Западную Европу.

Производство пеллет - хороший способ утилизации отходов, потому что объем побочной продукции очень сильно уменьшается в процессе прессования, что позволяет помимо прочего оптимизировать логистические издержки. К тому же в этом продукте понятна добавленная стоимость. При производстве промышленных пеллет, которые используются для выработки теплоэнергии на больших станциях (что развито в Скандинавии), маржинальность невысока, но и стоимость производства также невысока, потому что можно использовать сырье разного качества. Мы ориентируемся на переработку собственного сырья, поэтому наши пеллеты будут самого высокого качества, такие в Европе используются в основном для отопления частных домохозяйств.

- Когда предприятие вышло на безубыточный уровень? Как соблюдаются сроки окупаемости проекта?

- Срок окупаемости - 2017 год. Мы уже вышли на прибыль, но с учетом дополнительных вложений в пеллетное производство говорим сейчас именно об этом сроке окупаемости. Конечно, передряги в мировой и российской экономике отражаются на нашей отрасли и на деятельности предприятий группы в целом, но тем, как у нас развиваются дела, мы можем быть довольны.

- Есть ли у «ММ-Ефимовский» статус стратегического инвестора Ленинградской области?

- У нас есть статус приоритетного инвестиционного проекта в области освоения лесов, что позволяет нам пользоваться льготой по арендной плате за использование лесов. Статус инвестпроекта Ленинградской области у нас был до III квартала 2014 года, он давал право на льготу по налогу на имущество и налогу на прибыль. Сейчас подписан договор в рамках областного закона №113-оз от 29.12.2012 года с губернатором Ленинградской области Александром Дрозденко о льготах на дополнительные вложения по модернизации комплекса, а после ввода в эксплуатацию пеллетного производства мы намерены заявить и этот объем инвестиций для снижения ставки налога на прибыль и освобождения от налога на имущество оборудования, которое было создано и/или приобретено в рамках реализации этих инвестиций. Срок льготного начисления налогов зависит от суммы вложений, по пеллетному производству она составит более 500 млн руб.

- Какие социальные обязательства берет на себя предприятие?

- Ежегодно на предприятии проходят производственную и преддипломную практику студенты Санкт-Петербургского лесотехнического университета. Проект предполагает создание новых рабочих мест с конкурентной заработной платой. Сегодня у нас трудятся (с учетом работников, занятых на лесозаготовке) около 500 человек. Для Бокситогорского района это немало. Статуса градообразующего предприятия у нас нет, но мы крупный налогоплательщик в бюджет региона.

- Как обстоят дела со строительством лесных дорог, ведь вы арендуете леса в той части Ленинградской области, где слабо развита дорожная инфраструктура...

- Сейчас у нас в аренде около 316 тыс. га лесной площади с ежегодным разрешенным объемом заготовки до 550 тыс. м3. На этой площади всю инфраструктуру мы должны создавать самостоятельно. Вложения в дорожное строительство очень большие, более того, ситуация усугубилась после внесения изменений в действующее законодательство, которые вступили в силу в прошлом году. Строительство дорог для лесозаготовки теперь отнесено к видам коммерческой деятельности, а это означает, что изымание грунта, используемого для строительства лесных дорог, классифицировано как коммерческое использование недр. Чтобы вести разработку недр, необходимо получать лицензию, разрешение на разработку, а это процесс, который сводит на нет всю деятельность по строительству лесных дорог.

Строительство лесных дорог - процесс типовой. Нужно создать «подушку» с использованием лежневки или без нее, геотекстиля и других компонентов, которые препятствуют эрозии дорожного полотна. Возникает вопрос: «Где брать материал?». Ранее лесопользователь имел право в границах лесного участка в соответствии с проектом освоения лесов использовать грунт с определенными характеристиками, то есть выкопать небольшой карьер. Это условие включалось в проект освоения лесов, проходило все процедуры согласования - лесничие на местах смотрели, сколько ты отводишь под выемку грунта, соблюдаются ли все необходимые условия. Сейчас мы этого делать не можем, и существующую инфраструктуру поддерживать в надлежащем состоянии крайне тяжело, не говоря уже о строительстве новых дорог. А без дорог невозможно осваивать новые участки лесфонда.

Ситуация очень непростая, наша компания и ряд других активно участвуют в подготовке проекта приказа Миприроды России о порядке создания, эксплуатации и содержании объектов лесной инфраструктуры, к которым относятся лесные дороги. Мы стали заложниками возможного недобросовестного использования этого грунта в каких-то регионах. Но ведь закон обязателен к исполнению для всех, что вяжет по рукам очень многих лесопользователей, потому что проблемы с инфраструктурой есть у всех. Я надеюсь, что наша инициатива станет основой поправок к закону «О недрах» или же будет вынесено отдельное решение, которое позволит строить дороги по прежним правилам - с использованием тех материалов, которые есть на арендованных площадях, в рамках разрешенных параметров.

- Но ведь от решения вопроса строительства лесных дорог зависит решение многих других проблем - лесовосстановления, охраны леса от пожаров, доступности поселений, находящихся в границах лесфонда...

- Безусловно. Незаконное пользование недрами - это серьезные штрафы и иные неприятности, а строить надо. Сегодня Минпромторг разрабатывает методику, которая в рамках действующего законодательства если не меняла бы статью, то хотя бы дополняла ее определенными формулировками.

- Какую работу «ММ-Ефимовский» ведет в области лесовосстановления?

- У нас есть обязательства по договору аренды в течение определенного периода времени выполнить определенный объем работ: подготовку почвы, очистку делянок после рубки, устройство минерализированных полос, уход за молодняком, лесопосадки. Ежегодно мы высаживаем 3-3,5 млн саженцев. Активно используем растения с закрытой корневой системой, поскольку они обладают хорошей приживаемостью. Ежегодно проводим мероприятия по сбору посадочного материала. Шишки мы сдаем в питомники в Тихвинском и Лодейнопольском районах и приобретаем потом у них саженцы.

- Как вы оцениваете возможности ведения бизнеса в России?

- По образованию я финансист, моя специализация - банковское дело, финансы и кредит, промышленно-торговое право и аудит. Образование получил в Германии. Российская действительность сильно отличается от тех теоретических основ, какие нам преподавали, это я почувствовал на собственном опыте еще во время работы финансовым директором. Она просто другая.

Если ты приходишь с другим менталитетом, из другого географического и экономического пространства, то на первый взгляд многое в России кажется абсурдным или нелогичным, но потом понимаешь, что здесь экономика сложилась в результате своего, особого исторического пути и финансово-материального развития страны. Резюмируя, могу сказать: в Европе бизнес ведется по понятным и четко определенным правилам, в России же в бизнесе постоянно приходится импровизировать.

Беседовала Мария ГОЛУБКОВА

Информация о приоритетном инвестиционном проекте ООО «ММ-Ефимовский» «Организация лесопильного производства в Бокситогорском районе Ленинградской области»


Другие статьи рубрики Регион номера: Санкт-Петербург и Ленинградская область

От истоков русской народности до современности
ЛПК Ленинградской области демонстрирует рост
Вектор развития лесного хозяйства Ленинградской области
Лицом к лесу
Не только брать, но и отдавать
Светогоркий ЦБК. Драйверы роста International Paper
Как проводят лесовосстановление на «Икеа Индастри Тихвин»
Список предприятий ЛПК Санкт-Петербурга и Ленинградской области

Ворота в Европу
Леса Ленобласти: жизнь после ветровала
Ленинградский леспром набирает обороты
Парадокс лесопользования

Валерий Сердюков: «С юбилеем, земляки!»
Ленобласть жива, Ленобласть будет жить!
Леса мегаполиса
Инвестиционный климат ЛО: глобальное потепление
Двухсотый выпуск старейшего лесного вуза мира
Столпы лесной сферы региона

Ленинградский лес
Самый лесной регион Северо-Запада
Сосновская история

Обзоры ЛПК регионов России