Партнеры журнала:

Тема страницы

Леса мегаполиса

После принятия нового Лесного кодекса лесопромышленники ничего, кроме дополнительных проблем, не получили. В ситуации, когда федеральные законодательные документы не готовы, каждый регион выкручивается как может. Ленинградская область — регион специфический: все его плюсы (для лесопромышленников), как ни странно, оборачиваются весомыми минусами. Промышленность развита, область не обделена деньгами и инвесторами, деревопереработка есть, работают ЦБК. Внешний рынок находится буквально за околицей: ворота порта, судно — и вперед! В то же время в области лесной комплекс отнюдь не на первых ролях.

Внимания к ленинградским лесопромышленникам меньше, чем к представителям других отраслей: нефтегазовой, автомобилестроения, банковского дела. Зато затратная сторона ведения бизнеса рядом с Санкт-Петербургом велика: финансово-меркантильные резоны превалируют над прочими.

Внедрение нового Лесного кодекса оголило многие проблемы, которые в областях и республиках страны решают по-разному. Общий вопрос для всех лесных арендаторов России в этом году прост: как на законных основаниях заготавливать лес в собственной арендной базе. Лесобилеты отменены, другие документы (лесные декларации) до сих пор не действуют.

Ленинградские арендаторы, как и их коллеги в других регионах, зная о предстоящем изменении правил игры, постарались выписать лесобилеты в конце минувшего года. А там уж у кого как получилось… По объективным и субъективным причинам лесом запаслись по-разному: кто-то на 10%, а кто-то и на все 100. Без отвода делянок или без лесоустройства (в Подпорожском районе его не проводили уже 14 лет) многим сделать это быстро было сложно, а кто-то просто не понял серьезности ситуации и не предугадал, что федеральные органы не позаботятся в первое полугодие разработать новые нормативные документы, по которым можно будет работать.

В итоге, как отмечают лесопользователи Ленинградской области, большинство лесозаготовителей уже вынуждены прекратить работу и находиться на грани банкротства. Летом остановилось даже крупное лесопильное производство. Как правило, легче большим арендаторам, у которых лучшие менеджеры и большие финансовые резервы. В Ленинградской области это европейские лесопромышленные гиганты (финские и австрийский). Впрочем, и у них общие со всеми проблемы.

Сейчас все ищут варианты, каким образом можно продолжить работу. Но если не запасся лесобилетами в конце минувшего года, альтернативы практически нет. Ленинградские лесопромышленники надеялись на Закон «Об установлении исключительных случаев заготовки древесины на основании договора купли-продажи лесных насаждений на территории Ленинградской области». Он предусматривает заготовку древесины в лесах, произрастающих на лесных участках, в отношении которых имеются действующие договоры аренды, заключенные ранее и приводящиеся сейчас в соответствие с Лесным кодексом РФ. (Такой или подобный выход из возникшего «правового вакуума» используют и в других лесных регионах.)

Однако депутаты Законодательного собрания Ленинградской области документ не приняли и ушли на каникулы. Эта заминка обернулась остановкой работы части лесопромышленных предприятий. Почему так повели себя законодатели? Ленинградские лесопользователи не видят здесь умысла и подвоха. Просто лесной комплекс в области, повторюсь, не на первых ролях. Есть отрасли денежнее и важнее, поэтому депутаты не знают всей глубины проблем лесопромышленников, которые, в свою очередь, не могут или не умеют лоббировать свои интересы на областном уровне.

Сейчас лесники надеются, что отдохнувшие законодатели в сентябре вникнут в лесные проблемы страны и региона и примут Закон «Об исключительных случаях».

А пока (в момент написания статьи) в области даже не возобновились аукционы по краткосрочному пользованию. То есть и в аренде лесобилет не выписать, и просто делянку не купить. Правда, в Ленобласти своя специфика: почти весь лес находится в аренде, поэтому аукционы большой роли не сыграют, но многие лесозаготовители были бы рады и этому, да и просто сама ситуация показательна.

Лесопользователи должны привести договоры аренды в соответствие с новым законодательством. Ленинградские лесопромышленники этим не занимаются. Та же ситуация с межеванием и кадастровой регистрацией лесных участков. Эти работы не делают ни мелкие частники, ни крупные компании.

Резон, как можно судить из разговоров с их руководителями, таков: кадастровый учет должен проводить собственник, то есть государство, за свой счет. Претензия вполне обоснованна. Об этом думают лесопромышленники и других регионов страны. А почему ленинградские пошли дальше всех, несложно понять. Это к вопросу о том, как плюсы соседства с индустриально-экономическим центром, второй столицей Санкт-Петербургом, оборачиваются минусами. Лесозаготовители говорят, что работы по межеванию и переоформлению в их области обойдутся во много раз дороже, чем в соседних регионах Северо-Запада.

Так что их настойчивость в том, что кадастровую регистрацию должно оплачивать государство, вполне прагматична и объяснима. Другой вопрос: потратится ли государство на эти работы. Когда, на каких условиях и сколь долго будет длиться эта процедура? Возможно, в итоге платить придется все же арендатору. Ведь согласно кодексу без соответствующего оформления лесного участка арендатор не сможет использовать его как долю в уставном капитале, оформить договор на передачу своих прав и обязанностей другому лицу, не имеет права сдавать участок в субаренду, использовать его в качестве залога. Если возникнет такая необходимость, платить, скорее всего, придется лесопользователю.

Договоры аренды в Ленобласти не переоформляются, зато лесхозы себя обеспечили лесобилетами по промежуточному пользованию в арендной базе предприятий. По словам арендаторов, лесники даже не согласовывают с ними свои планы, а лесопользователи не предъявляют претензий и не идут на конфликт (себе дороже!), лишь повторяют известную фразу о «рубках дохода», проводимых лесхозами и их «сторонними» подрядчиками.

В «эпоху перемен» лесники активизировались, и картина предстала в особенно ярких красках. Ситуация парадоксальная: лесозаготовители, которые платят за арендованный лес государству, не имеют права его рубить (если не выписали или недостаточно выписали леса в декабре), в то же время лесхозы это делают (проводят рубки ухода в их арендной базе).

«Классовые противоречия» государевых служащих и бизнесменов в такой ситуации обостряются. Это опять же к вопросу о «специфике» Ленобласти: выгодная география, как ни странно, требует больших затрат. Договоры аренды руководители лесной службы переоформлять не заставляют. Зато на дополнительные договоры по ведению лесохозяйственных работ уже предлагают отсчитывать деньги. При этом ещё выставляют счета за отводы и ведут рубки ухода на арендованных участках. Вот такова эпоха перемен!

Сельские леса — статья особая. Они, как известно, после принятия нового кодекса не входят в лесной фонд. Теперь нужно делать их перевод из земель сельхозформирований в лесные. Даже федеральные субвенции на ведение лесохозяйственных работ в них тратить нельзя. Но переводом сельских лесов в области не занимаются, а лесопромышленники, с которыми удалось это обсудить, утверждают, что сложности с сельскими лесами были и в конце минувшего года, накануне перемен в лесном законодательстве. И если в государственных угодьях лесобилеты в арендной базе они смогли выписать (пусть и не в полном объеме), то в сельских сделать это было сложно или невозможно. Поэтому есть арендаторы, которые имеют аренду в сельских лесах, платят за этот лес, но его не рубят. Очередной парадокс, которому лесопромышленники уже не удивляются.

Впрочем, эту информацию в телефонном разговоре опроверг руководитель Ленинградского областного управления лесами Сергей Селезнев. Он отметил, что практически 100% арендованного в сельских лесах лесфонда было выписано в конце 2006 года и проблемы были только по новым договорам аренды. Более того, Сергей Селезнев подчеркнул, что его ведомство и в нынешнем году выписывает лесорубочные билеты арендаторам. Я попросил его пояснить, кому, как и на каких основаниях это делается, что это за процедура? Но собеседник на вопрос не ответил, а телефонный разговор прервался. Чтобы разобраться в ситуации, видимо, нужно провести отдельное расследование. Пока на это не было ни времени, ни возможностей, а поэтому остается полагаться на имеющуюся информацию.

Из нее следует, что кроме сельских лесов особая болевая точка для Ленинградской области — Подпорожский район. Крупнейший лесозавод, построенный финской компанией, не простаивает, а лесозаготовительное предприятие «Метсялиитто» лесфондом себя обеспечило (хотя и имеет много тех же проблем, что и другие лесопользователи). Но «успехи» зарубежных лесопользователей других арендаторов не утешают: они остаются без леса, работы и денег.

Неудивительно, что прошедшее в начале августа совещание Союза лесопромышленников в Подпорожье, по свидетельству очевидцев, было эмоциональным и привлекло лесопользователей из-за пределов района, правда, приглашенный глава района там не появился, чему лесники немедленно дали свою оценку.

И ещё к одному вопросу. Реформа не всегда главная проблема, бывает так, что она просто способствует проявлению давно имеющихся проблем. Ленинградские лесопромышленники в один голос отмечают отсутствие лесоустройства в регионе, что часто и тормозило выписку лесобилетов, когда это нужно было делать в срочном порядке.

Проблема эта не новая и не оригинальная для всех регионов. Но это ещё бы полбеды, как отмечают арендаторы. Другой вопрос, что такие работы сейчас Северо-Западное государственное лесоустроительное предприятие пытается переложить на них и предлагает раскошелиться. То есть за что раньше платило государство, сейчас на то же должен потратиться лесопользователь.

В этой ситуации логику лесозаготовителей легко понять: лесные платежи государству нужно платить, на отводы государственным лесхозам также придется потратиться, при этом те же лесники ведут в их арендной базе рубки ухода (делают это сторонние подрядчики), и тут же госведомство предлагает лесопромышленникам оформить дополнительный договор на ведение лесохозяйственных работ и за свой счет провести лесоустроительные работы.

Неудивительно, что ленинградские арендаторы леса особенно активно отказываются платить за кадастровую регистрацию лесных участков. Да, деньги всем нужны, но рядом со столицами их требуют все больше и суммы тут другие.

Максим РОДИОНОВ

Другие статьи рубрики Регион номера: Санкт-Петербург и Ленинградская область

От истоков русской народности до современности
ЛПК Ленинградской области демонстрирует рост
Вектор развития лесного хозяйства Ленинградской области
Лицом к лесу
Не только брать, но и отдавать
Светогоркий ЦБК. Драйверы роста International Paper
«ММ-Ефимовский» – пример комплексного использования древесины
Как проводят лесовосстановление на «Икеа Индастри Тихвин»
Список предприятий ЛПК Санкт-Петербурга и Ленинградской области

Ворота в Европу
Леса Ленобласти: жизнь после ветровала
Ленинградский леспром набирает обороты
Парадокс лесопользования
Список предприятий ЛПК Санкт-Петербурга и Ленинградской области

Валерий Сердюков: «С юбилеем, земляки!»
Ленобласть жива, Ленобласть будет жить!
Инвестиционный климат ЛО: глобальное потепление
Двухсотый выпуск старейшего лесного вуза мира
Столпы лесной сферы региона

Ленинградский лес
Самый лесной регион Северо-Запада
Сосновская история