Партнеры журнала:

Лесная наука

Экономико-правовое регулирование заготовки дикоросов в России

Под дикоросами понимают некультивируемые растительные биологические ресурсы леса. Исходя из норм лесного законодательства эти ресурсы можно разделить на три основные группы: недревесные, пищевые и лекарственные.

Нет ни одного вида использования лесов, кроме заготовки дикоросов, где влияние народных традиций и обычаев на лесные отношения сильнее влияния норм лесного законодательства. Это яркий пример того, как традиции и обычаи реально становятся источником лесного права.

Разделение полномочий между органами исполнительной власти федерального уровня и субъектов Федерации по регулированию таких отношений, отсутствие баланса между традициями и законом является причиной напряженных отношений населения, предпринимателей и органов власти.

Классификация дикоросов

В силу многочисленности и видового разнообразия дикоросов лесное законодательство не содержит их исчерпывающего перечня, а лишь ограничивается списком наиболее востребованных:

  • к недревесным лесным ресурсам относятся пни (заготовка пневого осмола), береста, кора деревьев и кустарников, хворост, веточный корм, еловая, пихтовая, сосновая лапы, ели и (или) деревья других хвойных пород для новогодних праздников, мох, лесная подстилка, опавшие листья, камыш, тростник, заготавливаемые (выкапываемые) деревья, кустарники и лианы, веники, ветви и кустарники для метел и плетения, древесная зелень (листья, почки, хвоя и побеги хвойных и лиственных пород) и подобные лесные ресурсы;
  • к пищевым лесным ресурсам относятся дикорастущие плоды, ягоды, орехи, грибы, семена, березовый сок и подобные лесные ресурсы;
  • к лекарственным растениям относится многочисленная группа растений, используемых в свежесобранном или высушенном виде для профилактики и лечения болезней человека и животных, а также для использования в качестве сырья в производстве лекарств.

Отношения, возникающие в связи с производством и реализацией лекарственных средств, регулируются федеральным законом от 12.04.2010 г. № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств». Заготовка на землях лесного фонда недревесных, пищевых лесных ресурсов и сбор лекарственных растений ведутся гражданами для личного потребления и коммерческими структурами для промышленной (промысловой) переработки и дальнейшей реализации.

С течением времени спрос на те или иные виды дикоросов менялся. Так, например, по данным Д. Н. Кайгородова1, в начале ХХ века население России использовало в год около 500 млн пар лаптей, изготовленных из лыка, т. е. коры молодых лип. Исходя из среднего срока службы пары лаптей (10 дней) и 25-миллионного населения царской России, на лычный промысел требовалось ежегодно около 1,5 млрд липовых насаждений 4-6-летнего возраста. Заготовка лыка по лесному законодательству того времени была бесплатной.

В настоящее время развиваются соответствующие группам лесных ресурсов виды рынков: недревесных, пищевых и лекарственных ресурсов.
В свою очередь, внутри каждого рынка выделяются сегменты: ягодный, грибной, кедровый и т. д.

Факторы влияния на рынки дикоросов

Рынки дикоросов зависят от нескольких основных факторов: природных, экономических, правовых и социальных. Природные факторы: климатические, пространственные и географические условия; цикличная урожайность; сезонность заготовки; неравномерное пространственное размещение лесных ресурсов; труднодоступность лесных участков для заготовки; естественная воспроизводимость; миграция дикоросов в пространстве и др. Экономические: невысокий уровень развития легальных рынков дикоросов; несовпадение спроса на лесные ресурсы и их предложения на региональном уровне; необходимость большого стартового капитала; необходимость диверсификации производства (развитие собственных культивированных плантаций) и размещения его в разных регионах для перераспределения риска от различных событий (неурожая, лесных пожаров и пр.); удаленность мест сбора от центров потребления и переработки дикоросов; необходимость эффективной системы доставки сырья и его переработки (дикоросы - скоропортящаяся продукция); бизнес высокого риска, зависящий от разных событий; сложности формирования заготовительной сети; высокие затраты на заготовку; большая налоговая нагрузка; низкий уровень промышленной переработки; зависимость производственных мощностей по переработке сырья от урожайности; сложные условия кредитования и др.

Правовые: необоснованная универсальность правовой регламентации заготовки всех видов дикоросов; коллизии между лесным и налоговым законодательством; наличие разночтений и пробелов в лесном законодательстве; ограниченный набор правовых инструментов для заготовки дикоросов; низкое качество теоретико-юридических характеристик лесного закона; отсутствие критериев совместимости разных видов лесопользования; сложность процедур получения разрешения на заготовку дикоросов; правовой нигилизм и правовое воспитание населения; соотношение между императивными и диспозитивными нормами и др.

Социальные: сокращение численности работоспособного населения; низкая мотивация местного населения к труду; уровень безработицы в лесных поселках; уровень и качество жизни населения; менталитет российского населения; конфликты интересов между местным населением и арендаторами лесных участков; отсутствие профессиональных сборщиков дикоросов и др.

Ко всем вышеперечисленным факторам следует добавить отсутствие четкой координации между ведомствами федерального уровня: Рослесхоз, Минпромторг, Минсельхоз, Росприроднадзор, Россельхознадзор, Федеральная таможенная служба (ФТС) России и др. - все эти ведомства занимаются вопросами дикоросов. Отсутствие четкой координации создает порой непреодолимые ведомственные барьеры, не позволяющие выстраивать рыночные отношения между предпринимателями.

Например, продукты из хвойной зелени, по мнению ФТС России, попадают под запрет на свободный ввоз и вывоз на таможенную территорию ЕАЭС, и для их экспорта необходима лицензия Минпромторга России, которая выдается на основании экспортного контракта. А для того чтобы заключить контракт, необходима отправка зарубежным партнерам образцов хвойной зелени для предварительного тестирования. Но отправить образцы за рубеж без контракта невозможно. Таким образом отечественные предприниматели оказываются в замкнутом круге административных барьеров.

Центры заготовки дикоросов

Таблица 1. Использование лесов, предоставленных для заготовки
недревесных, пищевых лесных ресурсов и сбора лекарственных
растений, тыс. га, по состоянию на 01.01.2014 г.

Таблица 1. Использование лесов, предоставленных для заготовки недревесных, пищевых лесных ресурсов и сбора лекарственных растений, тыс. га, по состоянию на 01.01.2014 г.

Таблица 2. Изменение биологических запасов недревесных ресурсов
леса в Российской Федерации в 2003, 2006 и 2016 годах, тыс. т

Таблица 2. Изменение биологических запасов недревесных ресурсов леса в Российской Федерации в 2003, 2006 и 2016 годах, тыс. т

Согласно официальным статистическим данным (см. табл. 1), в России заготовка дикоросов ведется в основном в четырех федеральных округах: Южном, Уральском, Дальневосточном и Центральном. Степень использования предоставленных лесных участков в аренду для заготовки дикоросов в этих ФО от 39 до 99%. В регионах остальных ФО дикоросы используются на 23-29%. Следует заметить, что предусмотренные лесными планами субъектов России и лесохозяйственными регламентами плановые площадные показатели заготовки недревесных ресурсов основаны на неполной и малодостоверной информации. Иных данных нет, и согласно государственному лесному реестру за 2013 год2 степень использования лесов для заготовки недревесных, пищевых лесных ресурсов и сбора лекарственных растений в целом по России составляет около 50% (см. табл. 2).

К этим статистическим данным нужно относиться с осторожностью, так как они отражают лишь количественную сторону и не показывают качественную - данные об объемах заготовленных ресурсов. Можно получить большие площади в аренду и не заготовить нужный объем лесных ресурсов, например, из-за неурожайного года.

По данным Рослесхоза, на начало 2016 года для заготовки пищевых лесных ресурсов и сбора лекарственных растений передано в аренду 342 лесных участка общей площадью около 2 млн га. Основные арендованные площади находятся на Дальнем Востоке (в Приморском крае - 697 тыс. га, в Хабаровском крае - 312 тыс. га) и в Сибири (в Томской области - 444 тыс. га, в Республике Бурятия - 123 тыс. га, в Иркутской области - 112 тыс. га).

Наибольшие объемы заготовки пищевых лесных ресурсов на арендованных лесных участках приходятся на заготовку орехов - 7,2 млн кг и ягод - 1,4 млн кг; лекарственные растения - 0,7 млн кг, грибы - 0,5 млн кг и березовый сок - 0,4 млн кг. Грибы, ягоды и березовый сок в основном заготавливают в европейской части России, а орехи - в азиатской.

Почти 1 млн га лесов находятся в аренде для сбора и заготовки недревесных лесных ресурсов, здесь главным образом ведется заготовка деревьев хвойных пород для новогодних и рождественских праздников. Заготовка елей или других хвойных пород на основании договора купли-продажи распространена ограниченно.

Около 80% площади земель лесного фонда страны находится в зоне вечной мерзлоты, в азиатской части произрастают леса с очень низкой производительностью, но с очень большими запасами недревесных лесных ресурсов и лекарственных растений (женьшеня, элеутерококка, золотого корня, лимонника и др.). Однако отсутствие трудовых ресурсов, мотивации местного населения для сбора дикоросов и надлежащей инфраструктуры затрудняют вовлечение этого потенциала недревесных ресурсов в сферу рыночных отношений.

Россия является мировым лидером по площади кедровых насаждений. Но, несмотря на огромную сырьевую базу и рост цен на кедровые орехи, наша страна занимает последнее место по их экспорту.

Цена на кедровый орех в значительной мере формируется исходя из его размера, который, в свою очередь, зависит от места произрастания кедровника. Считается, что кедровый орех, растущий на Алтае, самый мелкий и поэтому самый дешевый, сибирский - средний по размеру и цене, а самый крупный и дорогой - дальневосточный.

Рис. 1. Динамика цен на кедровые орехи в скорлупе с 2001 по 2015 год, руб./кг
Рис. 1. Динамика цен на кедровые орехи в скорлупе с 2001 по 2015 год,
руб./кг

По данным НП «Союз переработчиков дикоросов» (г. Новосибирск), средняя рыночная цена кедровых орехов в скорлупе за 15 лет составила 94,3 руб./кг, среднегодовой абсолютный прирост - 18,57 руб./кг (см. рис. 1).

На фоне общей тенденции роста цен на кедровые орехи можно отметить их резкий рост в 2008 году и снижение в 2011 году, что объясняется цикличностью урожая. В урожайный 2011 год предложение превышало спрос, что обусловило снижение цен, и наоборот, в 2008 году, когда кедровники «отдыхали», цена на орехи выросла.

Грибы и ягоды, выросшие в лесу, а не на искусственной гидропонике, содержат больше витаминов и микроэлементов и поэтому пользуются повышенным рыночным спросом как у нас в стране, так и за рубежом.

Всего на территории нашей страны произрастает около 3000 видов шляпочных грибов, из которых более 200 видов пригодны для употребления в пищу. По данным Рослесхоза, общая продуцирующая грибоносная площадь составляет 81,8 млн га, в т. ч. в азиатской части - 64,1 млн га, в европейско-уральской - 17,7 млн га. Биологический запас составляет 4,3 млн т, который в основном сконцентрирован в азиатской части - 3,5 млн т, на европейско-уральскую часть приходится лишь 0,8 млн т.

В России произрастает около 40 видов березы, но для промышленной добычи березового сока используют в основном березу повислую (бородавчатую) и березу пушистую. Наибольшие запасы березового сока сосредоточены в Сибирском (42,4%), Уральском (21,7%) и Северо-Западном (15,5%) федеральных округах.

Известно более 12 тыс. видов лекарственных растений, многие из которых применялись в народной медицине с глубокой древности3. По данным Рослесхоза, в настоящее время в научной медицине разрешено использовать около 200 видов растений, 65% которых - дикорастущие.

К дикорастущим орехоплодным растениям, имеющим основное промысловое значение, относят сосну сибирскую (кедр сибирский), сосну корейскую (кедр корейский) и сосну низкую (кедровый стланик). Семена этих древесных растений широко известны под общим названием «кедровый орех».

Общая площадь кедровых насаждений в стране составляет 38,9 млн га, из них 11,8 млн га относится к защитным лесам, в т. ч. площадь орехово-промысловых зон составляет 6,5 млн га. Около 7,6 млн га кедровых лесов относится к резервным лесам.

По данным Рослесхоза, кедровые леса встречаются в 32 субъектах Российской Федерации, при этом все кедровники находятся за Уралом. В соответствии с данными государственного лесного реестра, площадь кедровых лесов Уральского федерального округа составляет 7,3 млн га, Сибирского - 28,3 млн га, Дальневосточного - 3,3 млн га. Наибольшая площадь кедровников и максимальный запас кедра в Красноярском крае - 9682 тыс. га, в Иркутской области - 6911 тыс. га, в Томской области - 3656 тыс. га, Республике Тыва - 3231 тыс. га.

Сведения об изменении биологических запасов недревесных ресурсов леса в Российской Федерации приведены в табл. 2.

Несмотря на рост биологических запасов некоторых недревесных продуктов (березового сока, орехов), заготовка дикорастущих плодов и ягод за десятилетний период - с 1990 по 2000 год сократилась в 53 раза, орехов - в 2,7 раза, грибов - в 6,4 раза, лекарственно-технического сырья - в 6,8 раза, березового сока - в 37 раз, товарного меда - в 2 раза (данные МПР РФ, Государственной лесной службы, 2003).

Наблюдается проникновение на отечественный рынок продовольствия лесных пищевых продуктов из-за рубежа, а на рынке лекарственных растений препараты зарубежного происхождения начинают теснить отечественные лекарственные средства.

Типы рынков дикоросов

В настоящее время в стране параллельно развиваются два типа рынков дикоросов: легальный и нелегальный. Нелегальный рынок носит, как правило, локальный характер, его участники ограничивается сбором лесных ресурсов и реализацией их на пунктах приема дикоросов либо переработкой их в домашних условиях с последующей реализацией в частном порядке. Достоверных сведений об объемах дикоросов, реализуемых на нем, нет, можно лишь предположить, что они превышают объемы заготавливаемых и реализуемых дикоросов на легальном рынке.

Граждане заготавливают дикоросы и доставляют их на пункты приема. После пунктов приема продукция поступает оптовикам либо непосредственно на производство, где имеются специальные помещения для их хранения, сортировки, заморозки и переработки.

Легальный рынок недревесных, пищевых и лекарственных лесных ресурсов развит слабо, основные причины лежат в экономико-правовой плоскости и отсутствии достоверной информации о размещении, количественном и качественном состоянии дикоросных лесных ресурсов.

Для 73% лесов Российской Федерации срок давности информационных материалов лесоустройства превышает 10 лет. Устаревшие материалы лесоустройства, динамичность лесных экосистем, отсутствие системных научных изысканий не позволяют государственным органам наладить элементарный учет лесных ресурсов и организовать их эффективное использование.

Эффективность лесных правоотношений в области заготовки пищевых лесных ресурсов и сбора лекарственных растений может быть оценена на основе полных и достоверных сведений о количественных и качественных показателях этих видов использования лесов. Таких сведений на сегодня нет, и некоторые крупные производители организуют собственные экспедиции для выявления мест произрастания и урожайности сырья, из которого производятся лекарственные средства.

Несмотря на медленное развитие, у легального рынка огромный потенциал, он может стать прорывным видом экономической деятельности для многих лесных регионов нашей страны.

Емкость зарубежного рынка продукции дикоросов довольно велика и имеет тенденцию к росту.

Радиационные риски при сборе дикоросов

Значение научных изысканий и постоянного научного сопровождения этого вида деятельности особенно возрастает при установлении экологической чистоты дикоросов и выявлении степени загрязнения земель лесного фонда разными поллютантами (загрязняющими веществами): мигрирующими радионуклидами, пестицидами, нитратами, тяжелыми металлами.

Простая глазомерная оценка урожайности пищевых лесных ресурсов и лекарственных растений или оценка методом ключевых участков на небольших территориях без использования специальных приборов может привести к неправильным выводам и печальным последствиям. Высокая пищевая ценность или полезные лекарственные свойства лесных ресурсов сводятся к нулю при уровне содержания в них токсических веществ, превышающем предельно допустимые нормы.

Заготовкой дикоросов занимается значительная часть населения нашей страны, и объемы заготовленной этими гражданами продукции никакими официальными структурами не учитываются. В большинстве регионов население недостаточно информируется о возможных местах загрязнения радионуклидами лесных ресурсов в результате аварий на Чернобыльской АЭС, на производственном объединении «Маяк», испытаний ядерного оружия на Семипалатинском полигоне.

Сегодня почти все загрязненные радионуклидами леса расположены на территориях с высокой плотностью населения и наложить запрет на полное использование этих насаждений не представляется возможным. Укорить процесс очищения лесов инженерно-техническими или лесобиологическими методами невозможно, и зараженные лесные территории на многие десятилетия будут отнесены к радиационно-опасным территориям.

Такие территории характеризуются наличием повышенных радиационных рисков для здоровья населения; загрязнением долгоживущими радионуклидами цезия и стронция с периодом полураспада около 30 лет, что негативно сказывается на радиационно-гигиенической ситуации (сверхнормативное загрязнение продукции сельского и лесного хозяйства радионуклидами). По данным Российского центра защиты леса, концентрация радиоактивных веществ в зараженных лесных насаждениях в 7-10 раз выше, чем в других типах природных ценозов.

Согласно постановлению Правительства РФ от 08.10.2015 № 1074 «Об утверждении перечня населенных пунктов, находящихся в границах зон радиоактивного загрязнения вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», к зоне отчуждения и отселения относятся некоторые районы Брянской области, к зоне проживания с правом на отселение - отдельные районы Брянской, Калужской, Орловской и Тульской областей, к зоне проживания с льготным социально-экономическим статусом относятся некоторые территории Республики Мордовия, Белгородской, Брянской, Воронежской, Калужской, Курской, Ленинградской, Липецкой, Орловской, Пензенской, Рязанской, Тамбовской, Тульской и Ульяновской областей. К лесным территориям, подвергшимся загрязнению вследствие аварии на производственном объединении «Маяк» в 1957 году, относятся лесные участки Челябинской, Свердловской и Курганской областей. Испытания ядерного оружия на Семипалатинском полигоне затронули территории Алтайского края и Республики Алтай.

Потребительские рынки дикоросов

Дикоросы - скоропортящиеся продукты. С целью сохранения их полезных свойств и потребительских качеств, а также сокращения потерь они подлежат незамедлительной переработке или шоковой заморозке. Поэтому можно предположить, что основные центры первичной промышленной переработки дикоросов должны совпадать с центрами их заготовки.

По структуре потребления рынки дикоросов неоднородны. Так, например, рынок лекарственных растений ориентирован в большей степени на внешний рынок, а рынок недревесных и пищевых ресурсов - как на внешний, так и на внутренний рынок. Уровень доходности на рынках дикоросов зависит от спроса и предложения в конкретном сегменте. Так, например, грибной сегмент считается более рентабельным, чем ягодный.

Предприниматели Дальневосточного федерального округа тяготеют к японскому и китайскому рынкам дикоросов, куда в основном и сбывают сырье, а переработку осуществляют за рубежом.

В Северо-Западном регионе используется лишь 23% площади лесов, предоставленной в пользование для сбора дикоросов, но по фактическим объемам заготовленных ресурсов (в Республике Карелия, Новгородской, Псковской и Архангельской областях) СЗФО занимает одно из первых мест как на внутреннем, так и на внешнем рынке, в регионе достаточно мощностей для складирования и переработки дикоросов, что объясняется выгодным географическим положением по отношению к скандинавским, прибалтийским и европейским странам, в которых традиционно высокий спрос на продукцию побочного лесопользования.

Сибирский федеральный округ весьма богат ресурсами дикоросов, но его удаленность от зарубежных рынков сбыта и превышение предложения над спросом лесных ресурсов на внутреннем рынке вынуждают предпринимателей организовывать глубокую переработку лесных ресурсов на местах, причем с высокой добавленной стоимостью, и последующую реализацию как на внутреннем, так и внешнем рынке. Ягоды и грибы из Сибири пользуются спросом во многих европейских странах, а также в Америке, Канаде, Австралии и Китае.

Например, в Томской области доля дикоросов, идущих на экспорт, - 26%. Среднегодовые объемы фактической заготовки и переработки составляют: 5,0 тыс. т кедровых орехов; 4,0 тыс. т лесных ягод; 3,0 тыс. т грибов; 1,0 тыс. т хвойной зелени; 200 т пищевых растений (папоротника, черемши, иван-чая); 100 т чаги; 8,0 тыс. т продукции переработки дикоросов (соков, джемов, кедрового масла, кедрового молочка, пихтового масла и др.), что составляет только 10% от эксплуатационных запасов (по данным портала правительства Томской области).

Леса Центрального федерального округа не богаты лесными ресурсами, но в регионе есть современная инфраструктура и производственные мощности для переработки дикоросов. Внутренний рынок округа характеризуется большой емкостью и высоким спросом на продукцию побочного лесопользования, поэтому там налажена кооперация с предпринимателями Северо-Западного региона.

Проблемы сбора дикоросов

Таблица 3. Минимальные ставки платы за единицу объема
недревесных пищевых лесных ресурсов и лекарственных растений,
руб./ед. в 2016 году

Таблица 3. Минимальные ставки платы за единицу объема недревесных пищевых лесных ресурсов и лекарственных растений, руб./ед. в 2016 году

Наличие ресурсов дикоросов и спроса на дикоросы на внутреннем и внешнем рынках при низком уровне их сбора и переработки порождает множество проблем, решение которых лежит в двух плоскостях: социально-экономической и правовой.

Социально-экономическая плоскость

Отсутствие методики комплексной оценки лесных участков и оценки стоимости имущественных прав, возникающих при использовании лесов с целью заготовки дикоросов, снижают эффективность управления этими видами лесопользования.

Несмотря на довольно низкие минимальные ставки арендной платы на некоторые виды пищевых лесных ресурсов в регионах, процедура получения лесного участка в аренду для местного населения и предпринимателей остается сложной и малопривлекательной. Население избегает официальных договорных отношений с государственными органами управления лесами.

Минимальные ставки платы за единицу объема недревесных, пищевых лесных ресурсов и лекарственных растений по субъектам федерации централизованно устанавливаются правительством России. В табл. 3 приведены сведения о минимальных ставках за единицу названных ресурсов в Хабаровском и Приморском краях и Томской области.

Минимальная ставка - это своего рода абсолютная природная рента, которую собственник (Российская Федерация) ежегодно изымает у пользователя лесного ресурса. Удельный вес минимальной ставки в цене конечного продукта составляет 5-10%. На аукционе минимальная ставка может быть увеличена в несколько раз.

На сегодня нет обоснованных критериев совместимости разных видов использования лесов на одном лесном участке, что приводит к конфликтам как между лесопользователями, так и между лесопользователями и населением.

Существующие ставки платы за обезличенную единицу площади лесного участка для заготовки дикоросов не учитывают экономическую оценку этих ресурсов, что искажает экономику лесных отношений между государством и бизнесом.

Снижение численности работоспособного населения лесных поселков, отсутствие мотивации и утрата навыков по сбору дикоросов в промышленных объемах значительно осложняют предпринимателям организацию производств по коммерческой заготовке недревесных, пищевых лесных ресурсов, сбору лекарственных растений.

Правовая плоскость

Лесное законодательство допускает свободное пребывание граждан на землях лесного фонда и сбор для собственных нужд дикорастущих плодов, т. е. использование лесных ресурсов для некоммерческих целей.

Федеральное законодательство не содержит четких дефиниций, обеспечивающих права граждан на заготовку и сбор дикорастущих плодов, ягод, орехов, грибов, других пригодных для употребления в пищу лесных ресурсов (пищевых лесных ресурсов), а также недревесных лесных ресурсов для собственных нужд.

Порядок заготовки гражданами пищевых лесных ресурсов и сбора ими лекарственных растений для собственных нужд устанавливается законами субъектов Российской Федерации, но количественного определения «собственные нужды» в этих законах нет. Нет и достоверных данных о реальных объемах заготовки гражданами лесных ресурсов для собственных нужд.

Нормы бесплатного пользования могут существенно меняться по субъектам Российской Федерации. Особо следует отметить использование лесов на территориях традиционного проживания малочисленных народов.

Использование природных ресурсов, находящихся на территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации для обеспечения ведения их традиционного образа жизни определяется Федеральным законом 07.05.2001 № 49-ФЗ
«О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации», а также обычаями малочисленных народов.

Промысловую (коммерческую) заготовку дикоросов можно вести только после заключения договора аренды лесного участка по результатам аукциона. Лесной участок до проведения аукциона должен быть поставлен на кадастровый учет за счет бюджетных средств, а эта процедура является сложной и дорогостоящей. Альтернативы процедуре получения лесного участка в пользование нет.

Учитывая сложившуюся практику арендных отношений, можно с большой вероятностью предположить, что для населения и малого и среднего бизнеса это неприемлемые и невыполнимые условия.

Основные причины усложнения законного доступа предпринимателей к лесным ресурсам:

  • длительная процедура получения права пользования лесным участком для коммерческих целей и большая сумма стартовых затрат (до 0,5 млн руб.) на подготовку разной документации - проекта освоения лесов и его экспертизу, ежегодного отчета об использовании лесов, - а также на другие обязательные процедуры, ничем не отличающиеся от процедур, связанных с заготовкой древесины;
  • сложности содержания арендованного лесного участка: подготовка и подача ежегодной лесной декларации, противопожарное обустройство лесного участка, осуществление санитарно-оздоровительных мероприятий, осуществление комплекса мероприятий по строительству временных строений (сооружений) и благоустройству лесного участка, содержанию в надлежащем состоянии лесных дорог и мест стоянок автотранспорта и др.;
  • длительный минимальный срок аренды лесного участка (10 лет);
  • система ежегодных платежей за арендованную лесную площадь, не учитывающая сезонность заготовки, урожайность (варьирует от 50 до 100 кг/га), климатические условия и создающая тем самым дополнительную финансовую нагрузку на лесопользователей;
  • заготовка дикоросов на практике ведется с ежегодной сменой лесных участков, в строго определенное время года, тогда как арендная плата рассчитывается на весь год, исходя из всей площади арендованного лесного участка;
  • сдача населением дикоросов на заготпункты классифицируется как коммерческая деятельность, подлежащая декларированию и налогообложению;
  • переработчики дикоросов производят пищевую продукцию, но не владеют статусом сельхозпроизводителей, что значительно усложняет получение банковских кредитов и обязывает их уплачивать НДС в размере 18%, а не 10% (как сельхозпроизводители);
  • передача лесного участка в аренду для заготовки дикоросов не запрещает гражданам свободно находиться на этих арендованных участках и собирать для собственных нужд лесные ресурсы, что приводит к конфликтам, и др.

Выше указаны далеко не все причины снижения промышленной привлекательности рассматриваемых видов пользования лесами и упущенной выгоды государства от недополучения финансовых средств в государственный бюджет.

Альтернативой заготовки лекарственных средств на землях лесного фонда стало их искусственное выращивание на сельскохозяйственных землях и личных приусадебных участках.

Пути решения проблем

Для совершенствования правового регулирования заготовки пищевых лесных ресурсов и сбора лекарственных растений необходимо принять следующие меры:

  • ввести новые права пользования лесными участками на основании краткосрочных (до года) разрешений на заготовку пищевых лесных ресурсов и сбора лекарственных растений, с учетом биологических особенностей этих лесных ресурсов;
  • освободить население лесных поселков от платы за пользование лесными угодьями при заготовке пищевых лесных ресурсов и сборе лекарственных растений, при реализации дикоросов на заготовительных пунктах за наличный расчет;
  • разграничить лесные угодья для заготовки дикоросов гражданами для собственных нужд (общедоступные угодья) и предпринимателями (закрепленные угодья);
  • адаптировать систему арендной платы к сезонной заготовке пищевых лесных ресурсов и сбору лекарственных растений;
  • разграничить коды ТН ВЭД для ядра кедрового ореха и ореха в скорлупе;
  • развивать частно-государственное партнерство по промышленной заготовке и переработке пищевых лесных ресурсов и лекарственных растений;
  • обеспечить систематическое изучение в научных организациях особенностей плодоношения, оценку урожайности, выявление их биологического и промыслового запасов с целью получения полных и достоверных сведений о количественных и качественных показателях этих видов лесопользования;
  • инициировать создание органами государственной власти регионов специальных заказников с особым режимом использования лесов для сохранения редких и исчезающих лекарственных растений.

Владимир ПЕТРОВ, профессор, д-р экон. наук, зав. кафедрой лесной политики, экономики и управления СПбГЛТУ