Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Лесная промышленность

Достойная миссия – помогать

Рубрика Лесная промышленность

Всемирный банк - международная финансовая организация, предоставляющая кредитные ресурсы странам, их правительствам на реализацию долгосрочных программ социально-экономического развития в разных сферах деятельности: образовании, медицине, инфраструктуре, транспорте, средствах связи и т. д.

В настоящее время в России реализуется порядка 30 проектов с участием Всемирного банка. Некоторые из них связаны с охраной окружающей среды, природопользованием, в частности лесными проблемами. О том, что это за проекты, рассказывает старший специалист по управлению лесопользованием Андрей КУШЛИН.

- История отношений Всемирного банка и постсоветской России началась в 1992 г., когда Россия стала членом Всемирного банка, а ее правительство - одним из его акционеров.

Первый проект по управлению окружающей средой (1994 г.) был направлен на финансирование экологически выгодных инвестиционных проектов. Общий кредит Всемирного банка составил тогда 110 млн долл. Однако как-то так сложилось, что практически все отобранные для финансирования проекты входили в сферу целлюлозно-бумажной промышленности. О том, что именно эта подотрасль оказалась наиболее нуждающейся в инвестициях, говорит и тот факт, что проект 1994 г. оказался одним из самых долгосрочных во всем портфеле Всемирного банка. Даже на последнем этапе реализации к нему возник интерес на высоком уровне - первого лица Российского государства, когда дело коснулось инвестиций для модернизации оборудования Байкальского целлюлозно-бумажного комбината.

К другим объектам, поддерживаемым этой кредитной линией, относится Котласский ЦБК, Архангельский ЦБК, Соломбальский ЦБК, комбинаты в Карелии и Калининградской области. Сейчас особенно актуален вопрос, есть ли у правительства РФ интерес к продолжению такого сотрудничества.

Кстати, в Группу Всемирного банка входит также Международная финансовая корпорация IFC, которая, в отличие от нас, работает не с государственным сектором, а с частным. Это классический инвестиционный банк: он находит интересные, с его точки зрения, проекты и предоставляет им финансирование на коммерческих условиях. В последнее время особенно активно корпорация проявляет интерес к лесопромышленному комплексу: в ближайшее время она готовится запустить инвестиционную программу на 4 - 5 лет, а общая сумма предоставленных кредитов может составить порядка одного миллиарда долларов...

Возвращаюсь к Всемирному банку... Кроме того, у нас была серия проектов, финансируемых на грантовой основе. Дело в том, что наш Банк является одним из распорядителей средств Глобального экологического фонда (ГЭФ), реализующего свои средства в виде грантов на цели глобальной экологии. Часть проектов была направлена на оздоровление окружающей среды, охрану озонового слоя, сохранение биологического разнообразия. Все они в целом успешно реализованы и, в основном, уже закрыты.

Непосредственно по вопросам лесного комплекса Всемирный банк тесно сотрудничает с Россией с 1995 г. Начало было положено, когда Всемирный банк вместе с рядом российских организаций провел фундаментальное исследование проблем лесного комплекса, выделил приоритетные задачи лесного сектора в области государственного управления лесами и инвестиционной привлекательности этой отрасли. На основе проделанной работы мы подготовили пилотный проект по устойчивому лесопользованию. Но у него оказалась непростая судьба.

Проект был утвержден для финансирования еще в 2000 г., однако вместе с ликвидацией Рослесхоза и Госкомэкологии как самостоятельных ведомств мы были вынуждены уточнять схему его реализации. Потом сменилось руководство Министерства природных ресурсов, пришлось заново разбираться, кто и за что отвечает, а в итоге мы потеряли два с половиной года...

Повышение эффективности лесопользования, информационная и законодательная база, вопросы, связанные с внедрением лесной сертификации, снижение объемов нелегальных рубок, переоснащение средств охраны лесов от пожаров - вот те задачи, которые включает данный проект. Второй блок вопросов в его же рамках - повышение эффективности работы лесопромышленных предприятий. Всемирный банк должен был выделять им средства на модернизацию технологического цикла, на приобретение нового оборудования, которое бы давало возможность глубокой переработки древесины с применением передовых ресурсосберегающих технологий. Причем вся техника, поставляемая им согласно этому проекту, должна была играть образовательную роль: на ней собирались учить работать персонал как данного предприятия, так и ряда других.

Однако уже в 2002 г. предложенная финансовая схема, по которой средства должны были доставляться адресатам, оказалась неработоспособной из-за принятия нового бюджетного кодекса. Минфин РФ стал искать другие пути, а пока суд да дело, оказалось, что регионам наши деньги по таким сложным схемам уже и не нужны. Мы живем не в 1998 г., доступ к кредитным ресурсам стал проще, и сегодня предприятия могут брать кредиты в обычном банке на коммерческих условиях. Поэтому в этой части нам еще предстоит решать с Минфином, что делать дальше с кредитными средствами, изначально зарезервированными в проекте для лесопромышленного комплекса.

Зато, как показало общение с руководителями предприятий, они очень заинтересованы в скорейшем решении с участием наших специалистов вопросов лесоуправления, долгосрочной аренды. Они не прочь поучаствовать в экспериментах с рыночными механизмами лесопользования.

- И что же теперь будет с Вашим проектом по устойчивому лесопользованию?

- Образно говоря, если бы задержки с проектом не было, то ее нужно было придумать, ибо только сейчас начинается реальная дискуссия о лесном секторе страны, только сейчас он перестраивается на рыночные условия, именно сейчас активно говорят о совершенствовании системы управления, поэтому мы смотрим на происходящее оптимистично и уверены, что проект все это время просто ждал своего часа. От нас требуется финансовая поддержка апробации и тестирования новых рыночных механизмов с тем, чтобы потом их можно было запускать на нормативной основе.

У лесного сектора России колоссальная потребность в модернизации, такие огромные средства государство никогда не сможет найти на решение всех проблем, и надежду стоит возлагать только на частных инвесторов. Вполне нормальная ситуация, по такой схеме работают во всем мире. Вопрос в том, как же сделать так, чтобы частные инвесторы захотели вложить свои деньги в российский лесной сектор.

Россия - крупнейшая страна лесных ресурсов в мире с относительно недорогим сырьем и возможностями хорошей технологической интеграции для целей деревообработки и целлюлозно-бумажной промышленности. Наша страна - очень привлекательный объект для инвестиций. Но есть ряд проблем правового, нормативного и общеадминистративного плана, который сдерживает поток инвестиций. Ведь лес - это еще и отрасль с длительным производственным циклом, и для того чтобы инвестору решиться вложить свои деньги, ему нужно, как минимум, иметь гарантированный доступ к сырьевым ресурсам. Известно, что 80 % арендных договоров в России заключено на срок до 5 лет - по административным решениям, без конкурса. В таких условиях, когда ты полностью зависишь от воли того или иного чиновника, трудно говорить о долгосрочных инвестициях. В новой редакции «Лесного кодекса» предлагается запретить систему 5-летней аренды, что, на наш взгляд, очень правильно.

Так что, привлечь серьезных инвесторов можно только тогда, когда будет подготовлена соответствующая нормативно-правовая база. В России, кстати, сейчас накапливаются свои инвестиционные ресурсы: если Вы заметили, в лес готовы вкладывать деньги люди из других секторов промышленности - нефтяной отрасли, алюминиевой, сталелитейной, - они активно ищут возможности диверсификации своей деятельности. И в этом случае: лес - чем не объект для вложения инвестиций?

- Да, но все-таки, если посмотреть глазами иностранцев - частных инвесторов, крупных международных организаций - на бесконечно происходящие изменения в России (взять хотя бы последнюю реструктуризацию правительства) и вообще отсутствие стабильности в стране... это их не отпугивает?

- Знаете, где-нибудь в Германии или Австрии предпринимателя, субъекта экономической деятельности, не особо волнует, какое в стране министерство, агентство или что-то еще. Для него существует закон, в котором все ясно и понятно написано. Конечно, правительство должно иметь право проводить настройку своей организации, в зависимости от потребностей развития государства. Другое дело, что в России все построено не на силе закона, а на силе административного ресурса, личных связей и т. д. Вот от этого надо уходить! А в законах должны быть нормы прямого действия.

Что же касается международных организаций, в том числе нашей, то на нас, безусловно, любые реструктуризации отражаются, ведь мы работаем напрямую с правительствами стран. Каждая смена министра, даже без изменения структуры правительства, - это смена команды, и новым людям приходится все заново рассказывать и объяснять... Каждая реорганизация - задержка в наших планах, но опять же реорганизация реорганизации рознь. Последнюю реструктуризацию мы поддерживаем, многие вещи здесь делаются разумно, есть надежда думать, что движение идет в позитивном направлении.

- Андрей Валерьевич, известно, что еще в конце марта этого года министр природных ресурсов Юрий Трутнев встречался с директором Всемирного банка по России Джулианом Швайцером для обсуждения вопросов дальнейшего сотрудничества России и Всемирного банка. О подробностях этой встречи нигде не сообщается. Вам, должно быть, известно, о чем тогда шел разговор?

- Да, я тоже участвовал в этой встрече. Интересно, что это была первая встреча Юрия Трутнева с международной организацией после его назначения министром. Этот факт не мог нас не порадовать, хотя дело, конечно, вовсе не в том, первые мы или вторые. Просто таким образом министерство продемонстрировало свою заинтересованность в развитии отношений с Всемирным банком. Не будет очень большим секретом то, что с бывшим министром В. Г. Артюховым было непросто работать. Поэтому приход нового человека наша организация рассматривала с надеждой на позитивные изменения.

Тогда, в марте, Джулиан Швайцер как раз заканчивал свое пребывание в России и как бы передавал «эстафетную палочку» новому директору Всемирного банка по России - Кристалине Георгиевой. В том, что выбор пал именно на нее, мы видим большой плюс, поскольку долгое время Кристалина Георгиева работала в банке директором Департамента по окружающей среде.

А суть встречи министра и руководителя Всемирного банка по России сводилась к решению большого количества текущих нерешенных вопросов - технических, административно-финансовых, бухгалтерских, - которые накопились за последнюю пару лет. Как я уже говорил, система, которая сложилась в министерстве при прошлом министре, не позволяла решать многие вопросы в рабочем порядке, в результате гора нерешенных проблем не давала нам возможности двигаться дальше. При этом, разобравшись с текущими задачами, обе стороны пришли к выводу, что главная цель встречи - определение стратегических приоритетов будущих проектов.

- Знаю, что специалисты Всемирного банка активно участвуют в разработке новой лесной политики России, изучив мировой опыт, высказывают свои предложения по совершенствованию нашей законодательной базы... Ощущаете ли Вы результаты своей работы на практике, к Вам прислушиваются?

- Поскольку правительство России - наш клиент и официальный акционер, естественно, у нас прямой канал взаимодействия. Еще в конце прошлого года правительство РФ обратилось во Всемирный банк с тем, чтобы он представил свое видение будущих реформ по целому ряду вопросов, в том числе и по лесным, в виде аналитических записок. Сейчас, например, актуально решение спорных вопросов по проекту «Лесного кодекса», поэтому мы должны были прокомментировать его официальную версию, рассмотренную на заседании правительства в марте текущего года. Эта аналитическая записка - наш взгляд в конкретный момент времени на конкретный набор ситуаций и имеющихся документов, при этом мы опирались на опыт, знания и понимание мировых тенденций. На рабочем уровне эту бумагу мы распространяем среди всех, кому она интересна, уже поступают на нее какие-то отклики. В правительство РФ Всемирный банк представит целый пакет таких документов - по разным отраслям. Понятно, что Банк не может брать на себя функции разработчика законодательства: это внутренняя государственная задача. Но в чем мы точно готовы помочь тем, кто непосредственно участвует в разработке нормативно-правовой базы, это фундаментальный анализ текущей ситуации и международный опыт - тем, что они должны «иметь под рукой» при решении тех или иных задач.

Помощь государству в разработке новой лесной политики - одно из самых важных направлений нашей деятельности. Хочу отметить, что в этом смысле мы очень благодарны руководителю Федерального агентства лесного хозяйства В. П. Рощупкину за сложившееся между нами сотрудничество, это именно тот человек, который, успешно решая текущие вопросы, обладает стратегическим видением ситуации. Благодаря его усилиям сейчас налажены хорошие связи лесной службы с лесопромышленным комплексом и с общественными организациями. Наше взаимодействие с командой В. П. Рощупкина многообещающе.

- Изучив практику реформ и ведения лесной политики в разных странах, Вы, наверное, знаете, опыт какого государства мог бы оказаться полезным для Российской Федерации?

- Нам, в первую очередь, интересен опыт стран с переходной экономикой. Такие страны, как Латвия, Финляндия, опережают Россию на один-полтора шага, ведь у них фактически недавно прошла мощнейшая реформа всей системы лесоуправления. Но я бы обязательно сделал оговорку, что страны эти не сравнимы с Россией по территории, там ограниченные лесные ресурсы, у них нет федеративного устройства, они находятся в узкой и однородной экономической зоне и ведут у себя интенсивное лесопользование. Их опыт может быть применим в России только для аналогичных частей страны, в первую очередь для Северо-Запада. Уникальность и трудность России в том, что у нас не может быть одного решения, необходима многоукладность экономики лесного сектора. Даже в одном регионе - таком крупном, скажем, как Красноярский край, - разные географические и экономические условия. В рамках единой федеральной системы должны действовать разные модели лесоуправления.

С одной стороны, новые инвестиционно привлекательные лесные зоны с развитой инфраструктурой. С другой - та же Эвенкия, ну кто туда поедет рубить лес? И таких лесов в России много, которые никогда не будут «обременены» рентными отношениями.

Лес - это и коммерческий ресурс, и общественное благо, мы ведь не можем приватизировать воздух или воду в реке, то же и с лесом. Роль управления этими общественными благами объективно принадлежит государству, функцию управления лесами государство не может и не должно с себя снимать. Есть удаленные лесные регионы, и ими нужно управлять. Еще одна модель - малолесная зона России: Центральный, Центрально-Черноземный, Южный районы, юг Западной Сибири, там мелкомозаичные леса, они могут играть и лесохозяйственную роль, и роль общественного блага...

- Я сейчас думаю вот о чем: у нас часто говорят, что осваивать то как раз надо те лесные ресурсы, куда еще не проложены дороги, но, кажется, у Вас другое мнение?

- То, что в России безграничные лесные ресурсы, - это миф. Если мы будем поощрять освоение тех участков, где еще не было ноги человека, это будет все то же экстенсивное, а не интенсивное лесопользование, фактически разовая «добыча леса», или mining the forest, как это звучит на английском языке. Интенсивное лесное хозяйство должно вестись на одном и том же месте длительное время, на относительно небольших, инфраструктурно развитых участках, с формированием целевой структуры древостоя, чтобы получать высокотоварную древесину. А в неосвоенный лес придется вкладывать много денег: прокладывать дороги, что при непрерывном увеличении плеча вывозки быстро исчерпывает свою экономическую эффективность. И уж конечно, в этом случае наносится ущерб природе. Вот в Европейской части девственных лесов практически не осталось. Поэтому «развернуть трактор» в обратную сторону, в сторону интенсивного лесопользования, нужно сейчас, пока не поздно.

- Позиция более чем понятна. И напоследок еще один вопрос: всячески помогая России и другим странам мира, какие основные цели преследует Всемирный банк?

- Если коротко, то, предоставляя средства на программы социально-экономического развития, мы способствуем решению ряда глобальных вопросов, к которым относится и сохранение лесного покрова планеты. Через индивидуальные проекты, реализуемые в конкретных странах, мы и стараемся решать эту задачу. 

Беседовала Иветта КРАСНОГОРСКАЯ